Страницы творчества

* * *

Как живёт русский писатель в провинции? Что сердце его тревожит? Какие думы одолевают? Об этом лучше всего расскажут его дневники. Предлагаем вам фрагмент из готовящейся к изданию книги литературного дневника «Искры потухающих костров. Разворачивая свиток времени» председателя Нижегородской областной организации Союза писателей России Валерия Сдобнякова.

Валерий СДОБНЯКОВ


НЕ ДЕЛАЙТЕСЬ РАБАМИ ЧЕЛОВЕКОВ

2017 год

1 января

Слякотно, серо, грязно на улице. Идёт мелкий дождь. На дорогах и тротуарах лужи. Ближе к вечеру народ очухался после праздничной ночи и продолжил гуляние. Вновь загрохотали салюты по округе. И так это не соответствовало окружающей обстановке, что мне подумалось — фейерверками обыватели хотят сами себе создать праздник, убедить себя в нём.

Стали известны итоги прошедшей ночи в Европе.

В Стамбуле в ночном клубе около Босфора один налётчик из автомата убил 39 человек и ранил около 70-и. Сам скрылся.

Во Франции сожжено 650 автомобилей.

В Дании умер старший в роду Романовых — князь Дмитрий Романович Романов (на девяносто первом году жизни). Он был праправнуком по прямой линии императора Николая I. В последнее время запомнился своей поездкой в Крым, где сказал, что полуостров всегда принадлежал России и это русская земля.

 

2 января

Ещё летом прошлого года начал почитывать стихи Ольги Фокиной из её сборника «Колесница» — большой книги, вышедшей в Москве, в «Современнике» в 1983 году. В праздничные дни прочитал этот томик в твёрдом переплёте «от корки до корки». (Библиотечка поэзии «Россия»). Автор — Лауреат Государственной премии РСФСР.

Я помню стихи Ольги Александровны со времён своей литературной молодости. Вологжанка, она была близка «деревенщикам», входила в их «обойму», упоминалась как представитель именно «почвеннической литературы». Читал я произведения Фокиной от раза к разу, и какого-то цельного представления о творчестве поэта у меня тогда не сложилось. Начиная с времён перестройки, она и вовсе исчезла с литературного поля.

В прошлом году я спас эту книжку (новенькую, в коленкоровом зелёном переплёте с тиснением, по которому золотом имя автора и название, с дорогой толстой бумагой внутри, цветными иллюстрациями) из уличного мусорного бака. При мне её туда выбросили с большой стопкой иных книг — собранием сочинений Тургенева, книгами русских классиков (все новенькие, не читанные).

Я много размышлял о феномене деревенщиков в нашей литературе 60 — 80-х годов прошлого века. Что это было — добро, благо или… В этом направлении трудились замечательные писатели, их творческие, художественные достижения бесспорны. А общественные, социальные, политические, наконец? Что эта литература дала русскому народу, какие чувства посеяла, взрастила в его соборной душе, бесконечно рассказывая о национальном унижении, страданиях, голоде, нищете, повальном пьянстве? Ведь вот и у Фокиной — ни одного светлого лучика, ни одной радостинки в целой книге.

Я спрашиваю себя — хочу я жить в такой стране, среди такого народа, какими мне их показывали «деревенщики»? Нет! Они своей литературой (правдивой, но это всегда была одна из сторон правды) взрастили миллионы тех, кто не захотел жить в описанной ими России. Эти миллионы оказались в рядах тех разрушителей СССР, которые повторяли — так жить нельзя, нужно жить как на Западе (по-настоящему не зная заграничной жизни), и при голосовании поддержали так называемых «демократов», которые оказались хуже фашистов (если судить по результатам их правления). И, несмотря на явные социальные достижения в стране — никого из державников, почвенников. Быстро ли опомнились от перестроечного угара? Быстро, да поздно. Захотелось назад, да близок локоть, а не укусишь.

Деревенщики оплакивали уходящее в прошлое (русскую деревню, утерянные традиции быта и трудолюбия), западники звали в весёлое и сытое будущее. Давали ли деревенщики хоть какую-то надежду на будущее? По моим ощущениям — никакой! В итоге невольно завели читателей и в литературный, и в общественный тупик, из которого так и не было найдено выхода. Потому одновременно исчезли и страна, и «деревенская литература». Остался лишь один обманутый и неприкаянный народ. И этот феномен отечественной социологии совместно с филологией ещё предстоит осмыслить.

 

3 января

Посмотрел в компьютере фильм (несколько серий — диск дал Михаил Рубцов) «Таинственная страсть», снятый по мотивам романа Василия Аксёнова. Прототипы героев — наши шестидесятники (как оказывается, изобретатель этого термина, так следует из фильма, автор романа): Роберт Рождественский, Евгений Евтушенко, Булат Окуджава, Андрей Вознесенский, Зоя Богуславская, Белла Ахмадулина, Иосиф Бродский и прочие.

Искренний фильм о «малом народе» по Игорю Шафаревичу. Нет смысла мне разъяснять здесь этот термин, когда любой желающий может прочитать книгу академика «Русофобия», а также прослушать его лекции на эту тему в интернете.

Точный диагноз даёт этот фильм — по психологии, по деталям быта, по морали, по эгоизму, по отношению к власти и стране. Кто захочет иллюстративно (а не в теории) увидеть «малый народ» — нужно посмотреть эту работу режиссёра-постановщика Влада Фурмана (сценарий Елены Райской и Василия Аксёнова, продюсер Константин Эрнст — а мы удивляемся, почему на первом канале нашего телевидения, которым руководит Эрнст, столько всего антирусского и антигосударственного).

 

4 января

Повезли Сашку на Новогоднюю ёлку в Литературный музей. Всё это устроила для него директор Агафонова Елена Геннадиевна — добрейшей души человек.

Такое представление, это, пожалуй, первый подобный опыт музея. Постановщик — заслуженный артист РФ А.В. Мюрисеп. Я обещал Александру Васильевичу посмотреть его работу, и потому тоже пришёл. Мои уже были наверху, в Белом зале. Поднимаясь по лестнице, слышал восторженные взвизгивания Сашки (говорить-то ещё не умеет). Заглянул — он расхаживает среди гостей и выражает своё отношение к происходящему. Самый маленький, но мужчинка — в белой рубашечке с чёрной бабочкой, во фрачных чёрных брюках. Таким залюбуешься.

Но главное событие — «Сказка о царе Салтане» в дубовом зале. Я рассчитывал заглянуть минут на пять, да так и остался до самого конца. Оформление (ширма), костюмы художника Бориса Шлямина. Всё выполнено по мотивам рисунков Ивана Яковлевича Билибина. В спектакле заняты Валерий Никитин, Юрий Котов, Елена Туркова, М.И. Баголей. Играют с удовольствием, заразительно – и такое впечатление, будто толпа актёров, а не четверо на маленькой сцене и около неё.

Замечательное представление. Его бы показать как можно большему количеству детишек. Пусть впитывают родную русскую классику через такие добрые и красивые представления. Актёры нашего театра драмы (всё народные да заслуженные), а на время спектакля будто сами в детей превратились. Оттого-то всему и верится.

 

5 января

Три года, как не стало Володи Цветкова. Пришёл Миша Рубцов, Евгений Галкин, А.М. Коломиец. Помянули, выпив по рюмке калиновой настойки, приготовленной Алексеем Марковичем. Последняя книга Георгиевича «Вера в Бога у меня от мамы» стояла на столе открытая на фотографии автора. И грустно, задумчиво смотрел с этой фотографии на нас Володя.

Но довольно быстро в наших разговорах мы отдалились от воспоминаний о Цветкове — три года, как оказалось, срок не маленький, боль от утраты улеглась. Рубцов, по поводу какого-то высказывания Коломийца, опять затянул волынку о безбожии власти в СССР, о том, что народ был лишён веры… Я не вытерпел, вступил в спор, потому что в подобных утверждениях кроется глубинная ложь.

Вера в Бога в русской соборной душе (раз уж Господь дал это чудо нашему народу) жила всегда. В советское время были утеряны некоторые внешние её атрибуты (закрыты церкви, замалчивание духовных праздников…), но глубинность (понятие греха, совести, справедливости) сохранялась и передавалась на каком-то генетическом, мистическом уровне из поколения в поколение. Не будь этого, то откуда бы взялось и наше нынешнее внешнее возрождение Церкви. Всё это стало возможно только лишь за счёт того сокрытого жара веры, что все эти десятилетия согревал русский народ, оберегал его.

Кстати, именно этого «жара» и опасается обрюсселенная Европа. Поэтому Европарламент назвал среди угроз для существования «единой Европы» — существование Русской Православной Церкви. Потому что многие совестливые люди в Евросоюзе именно в России чувствуют духовную поддержку в борьбе со всеми теми мерзостями, что ныне в виде законов навязываются им.

Кстати, и пришедшие к власти большевики в первые годы своего владычества попытались нечто подобное (сексуальную распущенность, отрицание существования греха) навязать русскому народу, который все эти мерзости не принял, отринул. Потому что вера в Бога не отменяется указами, взрывами церквей, расстрелом монахов и священников. Она глубже внешних проявлений её отрицания. Потому что она от Бога. Для тех же, кто доказывал, будто в СССР не было истинной веры, — для того КПСС сильнее и могущественнее Бога. А значит, он и сам не верующий.

Бесконечное, по любому поводу произношение Рубцовым цитат «из святых отцов» — это чистой воды фарисейство, лишённое живой и осмысленной веры.

 

8 января

Таня, Эмиль, Сашка — улетели к себе в Норвегию. Провожать в аэропорт не поехал — простился у подъезда. Морозище за тридцать (и уже не первый день), солнце.  Вернулся в квартиру, и так в ней стало пусто, одиноко — аж горло перехватило. Без Сашки всё превратилось в безжизненную тишину. И даже солнце, так щедро светившее в окна с промороженного неба (а это не частый подарок в последние годы) не изменило настроения.

Лёг на диван в комнате, в которой все эти дни жили Таня с Эмилем, и заснул.

 

11 января

Читаю «Дневник» Юрия Нагибина. Каким же мелким, жалким, трусливым был его автор (начиная с войны, во время которой писатель подвизался в некоем подразделении-редакции, изготовляющем агитационные листовки для немецких солдат — и далее на всю жизнь). Но как всё это ничтожное оказалось спрятано, не всплыло на поверхность в его книгах: не помню, чтобы это внутреннее состояние автора, его сущность (нравственная, духовная) вышла наружу. Книг Нагибина я прочитал много, он был автором плодовитым, известным, журналами востребованный… да и талантливый — чего уж тут говорить. Так вот — не помню, чтобы это сокровенное появилось «на бумаге». Только в последней книге, в «Дневнике», текст которого он сдал в издательство за четыре дня до своей смерти, Юрий Маркович тот, каким, по всей видимости, и был в жизни.

И вот в этой книге (я прочитал записи с 1942 по 1963 гг.) автор ни об одном человеке (почти) не сказал ни одного доброго слова. Как же тяжело было с таким взглядом на окружающих, на знакомых, родных, близких (друзей у него нет) — жить.

Посмотрим, что будет дальше. Но я не думаю, что взгляды писателя, его ощущения, переживания принципиально изменятся.

Временами Нагибин уходит в описание природы (мол, вот где всё настоящее — красиво, покойно, естественно), но мне почему-то кажется, что здесь он наиболее фальшив. Тут сплошное «писательство», а не откровенный разговор с самим собой. Когда же автор говорит именно с собой — то откровение его беспощадно до мазохизма. И уж тут понимаешь — всё без фальши. Тут глубины души поднимают такую муть, что становится непонятно — как удалось Ю.М. выжить. Может, при дальнейшем чтении я и найду ответ на этот вопрос.

 

14 января

Я что-то подобное уже ранее записывал, но не могу пропустить, чтобы не отметить ещё раз услышанное в одной из передач (беседа) по телевидению в Германии (смотрел в интернете):

Население США от общемирового составляет 4%. При этом 25% заключённых (от общемирового их числа) сидит в тюрьмах США. Осуждённых в США больше, чем  в полуторамиллиардном Китае! 30% населения США имеют судимости! «Эти цифры для Сталина, — сказал отвечающий на вопросы ведущего эксперт, — были недосягаемы!» Я как понимаю, генералиссимус на Западе — это мерило абсолютного зла.

Мне же хочется сюда добавить ещё один вопрос – а сколько в год полицейские США убивают (расстреливают) людей на улицах городов? Нашёл в Интернете: 2014 г. – 1100 человек; 2015 г. (до 15 июля) – 605 человек. Это, как я понимаю, некие официальные данные. А сколько ещё сокрыто, искалечено, ранено (и после этого ушло из жизни) — тут и счёта нет. Вот к какой демократии нас  в 90-х годах прошлого века решили повести.

 

16 января  Бор

У канатной дороги через Волгу пришлось немного постоять, — перерыв. Подняли с Ириной воротники — пронизывающий ветер нёс мелкий снег. Пока пятнадцать минут ехали в холодном вагончике на Борскую сторону, разглядывал безжизненное пространство реки, уходящее в мутное серо-белое марево, словно в надвигающийся туман. Пойменная сторона скована холодом — тёмные стрелы ивовых кустов, оголённые стволы деревьев. Без солнца всё это уныло, безрадостно. И только редкие сосны оживляют пейзаж.

Из вагончика вышел и тут же почувствовал, что ноги замёрзли. Потому к местному краеведческому музею пошли поэнергичнее, чтобы согреться.

Знакомое помещение произвело довольно унылое впечатление. С того времени, когда мы здесь были в последний раз, оно ещё больше обветшало: лак с паркета вытерт, стены и потолок давно потеряли праздничный вид. Но желающих поздравить «доброго пастыря» отца Евгения Юшкова пришли многие. Стульев на всех не хватило. Люди стояли у открытых в зал дверей. Юшкова просто завалили цветами. А он всё оправдывался, чтобы кто не подумал, что это торжество, выставку картин и его книг организовал он сам. Нет, это всё любящие его прихожане да духовные чада устроили.

Чем-то особенным от прочих это торжество не отличалось. Хотя для своих восьмидесяти лет (сегодня исполнилось) отец Евгений бодр, энергичен, деятелен.

Я в своём слове говорил о его талантливости и в творчестве, и в пастырстве. «Каждому человеку Господь даёт таланты, только большинство из нас эти особые способности в себе «забивает» в погоне за всяким житейским благом, в борьбе с «трудными семейными обстоятельствами» и прочим. Отец Евгений на своём жизненном пути многие таланты смог не только сохранить, но и развить. Доказательство тому — единогласный его приём в члены Союза писателей России в Москве на комиссии…»

После, опять же стараниями благодетелей, был организован обильный ужин в кафе «Ладья» с пением песен, тостами, высказыванием любви батюшке… Уж тут я в своём слове упомянул журнал «Вертикаль. ХХI век», поблагодарил тех, кто через батюшку нас поддерживает, стал нашим единомышленником.

Оба раза хорошо говорил Михаил Рубцов — коротко и ясно. Вместе мы возвращались в Нижний Новгород на автобусе. Снег запорошил дороги, забелил их. Подморозило так, что я начал замерзать, но в автобусе отогрелся. Как же хорошо после таких поездок вместе возвращаться домой, пить чай, вспоминая прошедший день…

А завтра вновь столько хлопот!..

 

18 января

Вместе с Ириной и А.В. Мюрисепом посмотрели интереснейший, необычный спектакль «На дне» (М. Горького) в постановке режиссёра Валерия Саркисова. В происходящем на сцене нашего театра драмы действии оригинально всё — сценическое и музыкальное оформление (тоже Саркисов), само прочтение классической пьесы. Действие захватывающе энергично, при этом максимально (внешне) осовременено. Костюмы, напротив, нейтральны — босяки во все времена босяки.

Замечателен Блохин в роли Сатина. Юрий Котов — Артист. И вообще весь актёрский состав играет на одной ноте. Тут даже Анатолий Фирсов (Лука) к моему удивлению вписался в общее действие. Хотя — ну какой он Лука? Так — произнёс текст, и этого оказалось достаточно для общего нерва спектакля.

Оформление: это что-то наподобие метро, подвала, где сходятся большие металлические трубы (в них и живут ночлежники). В самой большой трубе рельсы, по которым ходит платформа (она участвует в действии, и это хорошо обыгрывается). Музыка современная (Дюка Эллингтона), точно попадает в психологический рисунок постановки.

Сергей Блохин — монолог Сатина о человеке — тихо, плача (даже рыдая), для себя. Разговор со своей душой, своей совестью.

Юрий Котов — Артист — перед повешением (самоубийством) пытается выпить водки, но она «в горло не лезет», проливается. Горло уже сдавлено ещё не существующей петлёй… Потому что решение принято, оно уже «живёт» в человеке, и плоть на это откликается.

Вышел из театра восторженно-ошарашенный. Уж и не помню, когда такие чувства испытывал!

 

23 января

Все прошедшие дни работал много, лихорадочно, подолгу. Нервничал (даже покрикивал), подгонял других. Готовил отчёты, свои документы, завершили с книгой (второй) Миши Рубцова, запустил в работу в типографии «Радонеж» книгу отца Евгения, сверстали «Вертикаль — 50» (к этой работе материалы я вычитал и отредактировал ещё до Нового года) — и удачно с первого раза, доработки будут небольшие. Отредактировал большие свои тексты. Повесть (опять выручила Татьяна Антипова — в течение недели в компьютере набрала текст с 90 машинописных страниц) отослал в «Новую Немигу литературную». Анатолий Аврутин уже сообщил, что будет печатать с продолжением — для одного номера текст великоват…

И вот после всей этой лихорадки пришло неожиданное успокоение. Сегодня вновь целый день работал у себя в кабинете — но как-то спокойно, умиротворённо было на душе. Не раздражали необязательные телефонные звонки и случайные посетители. И ни усталости, ни взвинченности нервов. Будто свыше пришло какое-то разъяснение, что всему своё время и свой срок.

Завтра обещают снегопад.

 

24 января

С улицы Бориса Панина до Союза писателей на Рождественскую прошёл пешком с тяжёлым портфелем в руке (привозил сканировать обложки книг Юрия Бондарева и Бориса Лукина для статей в «Столицу Нижний»). Дороги, тротуары — сплошное месиво после ночного снегопада и начавшейся оттепели. Весь город, включая центральные улицы, в снежной каше, которую никто не убирает. Пешеходы сами натаптывают болотистые тропинки, по которым и пробираются навстречу друг другу.

Но я шёл без внутреннего напряжения, спокойно, рассчитывая у себя отдохнуть после прогулки, поработать. И только у двери Союза писателей обнаружил, что ключи оставил в кармане дублёнки. И опять же (даже самому странно) не очень по этому поводу расстроился, хоть и ругнул себя недобрым словом за рассеянность, несобранность. Пошёл на остановку к Речному вокзалу, доехал до дома.

Зато в этот день почти дочитал «Дневник» Юрия Нагибина — закончил 1982 год. Как по восприятию Юрия Марковича пошл, гадок, отвратителен, глуп, похабен, мерзок, извращён мир людей (не взирая на страны и национальности — хотя русским от него достаётся больше всего). Не дай Бог мне уйти из жизни с таким ощущением, пониманием, оценкой тех, кто повстречался мне «на жизненном пути». Да нет, меня жизнь одарила людьми замечательными (за доброту и участие которым я глубочайше благодарен), хотя, безусловно, встречались и негодяи, подонки — ну да как без них. В целом же, выходит, что я везучее Нагибина.

Но странно (это я возвращаюсь к чтению) — книга тянула к себе. Всё-таки порок притягателен, умеет заманить и удерживать. Чтобы из него вырваться на чистое пространство, нужно усилие над своей слабостью (чтение паскудства о других) — и не малое.

И всё-таки — через всю жизнь пронести чувство брезгливо-ненавистное к «безнадёжно испорченному народу» (этими словами заканчивается книга) — для меня это какой-то непостижимый феномен. В первую очередь духовный, нравственный. И с таким отношением к людям наши «демократы» в перестройку хотели «реформировать» страну? Удивительно ли, что их совесть не была обеспокоена сначала ограблением, а потом вымиранием этого никчемного испорченного народа.

 

28 января

Третий день морозы. Оттого есть возможность наслаждаться зимним солнцем — так редко в последние годы появляющимся из серой, мокрой хмари над нашими головами, что зовётся небом.

Отнёс книгу Юрия Нагибина в библиотеку и через мост пошёл к себе в Союз писателей. Ока с Волгой белым-белы какой-то первозданной чистотой. Ровно, едва заметными волнами лежит нетронутый снег. Душа ликует, глядя на эту белизну. На обратном пути разочарование — снег на основном русле потревожен: по фарватеру проехал снегоход, оставив долгий, бесконечный след. Рыбаки натоптали тропинок (глядеть сверху — грязный хаос). И так мне стало жалко своего утреннего чувства! На что ни посмотришь — всё наталкивает на ассоциации с нашей собственной жизнью.

 

29 января

Похороны Л.А. Половинкиной.

Прожив без супруга четыре года, она многое сделала для увековечивания памяти о нём. Появилась мемориальная доска на доме, где они жили. Именем Половинкина назван Дом культуры в родном для него селе в Вачском районе. Издана брошюра с воспоминаниями о Владимире Васильевиче, проведено несколько творческих вечеров в память поэта (два из них записаны на диск). По просьбе Людмилы Алексеевны я тоже написал воспоминания для брошюры, которые затем опубликовал ещё в нескольких изданиях.

Не скажу, что вдова играла главенствующую роль во всех действиях, связанных с памятью поэта, но и не сторонилась их. Во всяком случае, довольно часто мне звонила с разными предложениями. Но вот и её путь (долгий) подошёл к концу. Проводить в последний путь в основном пришли ветераны из районной организации (большинство — женщины). Мне любопытно было за ними наблюдать. Смешливые, говорливые — а ведь сами все преклонного возраста. И чего в этой весёлости больше — равнодушия или радости, что их век ещё длится — не понять.

А Людмила Алексеевна ушла к Владимиру Васильевичу с иконками в гробу. Парень из похоронной команды, после выноса гроба из подъезда, как у сломанной куклы, поправил ей голову на подушке, держа её двумя руками. Укладывал, как нечто отдельное от тела — смотреть на это было жутковато. Здесь уже господствовал другой, иной мир — мир мёртвых.

Вечером посмотрел фильм по ОРТ (Общественное Российское телевидение) 2009 года о композиторе Валерии Александровиче Гаврилине. Вспоминали автора удивительной музыки дирижёр Владимир Федосеев, хормейстер Владимир Миних, вдова Наталия Гаврилина и многие другие. Говорили хорошие, умные слова: «Чтобы воспитать композитора, его нужно поместить в музыкальную среду (имеется в виду русские народные песни)». «Гаврилин захватил природное понимание глубин души русской». «Музыка добывается, фиксируется из воздуха». «Всю музыку, которую сочинил (Гаврилин), он держал в голове. Ту, которую записывал — забывал». «Музыка может передавать различные чувства…, может научить и нехорошему».

Хорошо говорил сам Гаврилин (съемки разных лет — 1980 — 90-тые): «Музыка — это способ передачи чувств от одного человека к другому». «Музыка — это живое существо». «Музыка так должна подействовать на человека, чтобы он услышал свою душу».

Может быть, и я сам по-новому стал слышать, чувствовать музыку, потому что душа приблизилась к краю, стала более обнажённой, ранимой?

 

30 января

В Доме актёра говорили о книге А.В. Мюрисепа «Степень свободы». Вели вечер я и Александр Васильевич, который читал стихи Бориса Пастернака и Юрия Адрианова. Выступали: Татьяна Васильевна Цыганокова (как она всё-таки умно, ясно, свободно говорит), Валерия Юрьевна Белоногова (автор предисловия к книге), Николай Владимирович Морохин (доктор филологических наук, краевед), Владимир Яковлевич Осьминин (режиссёр, друг молодости — тут хороший рассказ о выпивках, чтении стихов у памятника Чкалову, когда милиция их чуть не забрала в отделение за нарушение общественного порядка, но находчивость Александра Васильевича всех спасла…). Из журналистов слово попросил Цирульников. Два дня назад Александр Маркович с Мюриспеом были на его передаче «Непридуманные истории» по ННТВ. Тут он вспоминал о встречах с тремя Мюрисепами — руководителем Эстонской ССР (дядя), главным технологом авиационного завода, Героем Социалистического Труда (отец), заслуженным артистом РФ (сам Александр Васильевич).

Валентина Романовна Ерёмина добрыми словами помянула 46-й выпуск «Вертикали. ХХI век», посвящённый Табачникову. В.В. Никитин вспоминал совместные с Мюрисепом работы в театре и особенно на новогодних ёлках.

Получилась тёплая встреча людей, давно друг друга знающих, в большинстве своём по-доброму друг к другу относящихся. Круг этих людей неумолимо год от года тает, сужается. Они это прекрасно понимают и дорожат памятью, прошлым. Отсюда и несколько преувеличенные оценки значимости друг друга. Но по-человечески это так понятно и простительно. Зато чувство искренней приязни согревает атмосферу подобных встреч.

Приятно было видеть в зале мальчишек из группы, которую сейчас ведёт в театральном училище Александр Васильевич. Они оказались  в  самом конце зала — мест в фойе, где проходила встреча, не хватило, и все три часа простояли, слушая и заинтересованно рассматривая всё то, что происходило. Так передаются другому поколению наши взгляды, шкала ценностей в литературе, искусстве, истории.

 

1 февраля  Горбатовка

Устроили с Важнёвым банный день. Парилка у него в доме знатная, но я всё-таки от большого жара поостерёгся.

Скинул мне на флэшку Александр Фёдорович около пятнадцати репродукций своих картин — для обложки «Вертикали. ХХI век». По первому взгляду отобрал три вида города для выпуска № 50.

Супруга Важнёва сделала большой фильм (в четырёх частях) по истории посёлка и выложила в интернет. Посмотрел весь с интересом — старые фотографии, статистические данные, память о прежних жителях села. Вот так-то бы побольше о наших деревнях и сёлах рассказать — благое бы дело получилось в помощь потомкам. И кое-что в этом отношении делается, но только энтузиастами, за счёт собственных средств, своими силами, энергией, неравнодушием. Так на энтузиазме Россия и спасается.

Прежде чем пойти ужинать, смотрели из окон на удивительный (и тревожный) закат. Редкие облака снизу были кроваво-красными — так их подсвечивало уже невидимое уходящее солнце. Сверху же облака оставались белыми, чистыми, и по горизонту, между полоской земли и красным низом облаков — невероятной прозрачности лазоревое, нежное пространство, замешанное на зелёном, жёлтом, оранжевом. Несказанная красота полутонов. Будто это свет оттуда. Из бесконечности мироздания.

Трапеза получилась обильной, разнообразной. Не удивительно, что под такую закуску выпили мы с Фёдоровичем по бутылке водки. Принялись было и за третью (виски), но тут я воспротивился. Вот между первой и второй бутылками мне Мюрисеп и позвонил — из реанимации. Лежит в 5-ой больнице. Инфаркт! И на представлении книги он уже был в этом состоянии. Но думал, что это боли в желудке. Теперь вроде бы самое страшное позади. Поставили стенд.

Пока шёл из дома до калитки (за воротами дожидалось такси) — любовался лёгким (будто пух) снежком, припорошившим землю. Он был так красив, нежен, нетронут. Но одно мгновение — и всего этого человек лишается. Ведь лишается? Или нет…

 

4 февраля  Сартаково

Позвонил Исайчев, настойчиво пригласил на свой юбилей: «Очень хочу вас видеть, жду, надеюсь, что вы приедете…» Вот и поехал с Натулькой и Лёшей. К тому же сказочно хорош зимний день.

Всё происходило в недавно построенном музее — большой зал для выступлений вместил гостей, выступающих. Много поздравлений Владимиру Николаевичу (губернатор В.П. Шанцев, депутат Госдумы, член Совета Федерации, митрополит Георгий, епископ Илия), много исполнений песен на его стихи. В общем, это не было утомительным — напротив, даже любопытно.

У Виктора Пурихова взял посмотреть альманах, что второй год выпускает местное отделение Союза художников России. Издан на хорошей мелованной бумаге, полноцветная печать. Вся жизнь Союза за прошедший год — выставки, юбилеи, утраты, путешествия… 2014 год просмотрел мельком — там было открытие сразу двух памятников, автором которых был Виктор Иванович — князю Владимиру в Сартакове и Бугрову в Нижнем Новгороде на площади Лядова. Этот альманах Пурихов подарил проходящему мимо нас Исайчеву. А вот 2015-ый год, уже во время торжества, я пролистал «от корки до корки». Молодцы художники, нечего сказать. Кстати, увидел там и выступление Заноги  на нашем юбилее, и фотографии с выставок «Земляки», в Дивееве, даже Ирина с Наташей туда попали (открытие юбилейной выставки Нины Ивановны Ждановой).

А ведь нечто подобное сделать мы намечали с Володей Цветковым. Да, слишком много у меня тогда было забот (а кто бы кроме меня всем этим занимался) — не свершилось.

Митрополит Георгий прилетел на вертолете (из Дивеева), когда Шанцев уже уехал. Говорил хорошо, правильно. Подарил большую икону Серафима Саровского, написанную там же в Дивееве.

Деталь. Когда он, после выступления, сидел в кресле, то подошедший к нему священник, чтобы ему что-то сказать, не наклонился, а встал у кресла на колени. Вообще, появление священства внесло в зал какую-то беготню, суету. И это, как я заметил, традиционное их состояние. Что с ними происходит — загадка (во всяком случае, для меня). Или этой суетой они выражают свою великую занятость, озабоченность?

Застолье «для избранных» проходило в небольшом зале, где в витринах собраны одежды разных народов. Интереснейшая экспозиция.

Круг оказался тесным, и потому мне было явно видно, что митрополит избегает встречаться со мной взглядом. Видимо, моё письмо (да и вся ситуация после) его задело. Но побыл за столом Георгий недолго — вновь улетел «аки ангел».

Я в своём поздравлении говорил о русской земле, которая, как Сартаковский родник, рождает таланты. Те, в свою очередь, тратят дарованные им таланты на добрые дела. «И так происходит круговорот добра в природе. Тем и живы. Иначе зло давно бы уничтожило землю».

Назад в город ехали, забрав с собой Пурихова. Памятник Владимиру стоит хорошо, вольно на склоне холма — со всех сторон хорошо виден. Только всё у нас одна беда — «экономия на пуговицах». Стольких деньжищ всё это сооружение стоило, а вот подсветку ему сделать (копеечное дело), чтобы и в ночи он был виден, не догадались. Но небо сегодня от мороза чистое, снег белый — потому силуэт памятника хорошо виден.

Гуляев (дома) прислал все мною заказанные вёрстки — обложки выпуска 50, книги Шуртакова и много всего прочего. Порадовал!

 

7 февраля

Александр Викторович Домничев привёз нам в Союз писателей для выставки свои графические работы — в основном рисунки уголков старого Нижнего, какие-то зарисовки из провинциальных городков, монастырей. Неплохие, добротные листы. Поначалу мне показалось, что выставки не получится, не сформируется, но когда повесили первые три большие рисунка — всё встало на свои места.

Необычна сама личность художника. Вид его откровенно неухожен, неопрятен. Жутко косноязычен — мысль с огромным трудом прорывается через его речевой аппарат. Такое впечатление, что в этом аппарате сломаны какие-то шестерни, и он то буксует, застревает, не в силах тронуться с места, то прокручивается вхолостую. Живёт один в Печерских новостройках, не женат (отца и мать похоронил), работает при церкви (думаю, сторожем-дворником), говорит, что на жизнь и оплату за квартиру хватает. В промежутках между работой рисует — даже в морозы. Все наброски делает карандашом с натуры в большой (из коричневой, похожей на обёрточную, бумаги) альбом. Принёс мне его, показывал (как и целую кипу похожих листов), пытался рассказать, где что изображено. Слова его я плохо разбирал, но знакомые места узнавал сразу. Всё схвачено, передано точно.

Совершенно у Александра не получилось развесить картины. В этом отношении у него непослушные руки (или туго соображает). Пришлось мне взяться за это самому, иначе все грозило затянуться на недели. И вот, когда все рисунки оказались развешены, я увидел интересную выставку, наполненную особым чувством. Несколько грустным, может быть, утомлённым, но её хочется смотреть, разглядывать отдельные листы.

 

9 февраля

В Сирии самолеты России разбомбили позицию турок (случайно). Трое погибших, раненые. В.В. Путин по телефону выразил соболезнование президенту Турции Эрдогану. На войне как на войне. Но за этим фактом явно видно следующее — турки без нашей помощи (иначе откуда на их фронте с ИГИЛ появились наши самолеты) ничего сделать не могут. И значит, фактически наша армия на сегодня сильнейшая и самая подготовленная в мире, раз только она в условиях реальной войны в мире способна добивать противника, против которого воюет «Западная коалиция» во главе с США, подразделения Ирана, курдские отряды, армия Турции. Правда (опять же, как всегда), плодами нашей победы воспользуются другие. Россия слишком щедра, великодушна (к врагам и предателям) и скромна.

 

11 февраля

Закончено новое художественное оформление Союза писателей. Маша Занога развесила новую выставку зимних пейзажей в Большом зале. Володя в моём кабинете заменил портрет Патриарха Гермогена портретом Мельникова-Печерского (отличная работа, яркая по изображению и серьезная по историческим задачам). По бокам два волжских пейзажа — абсолютное попадание с картиной по колориту, цветовой гамме. Коридор в два ряда увешан рисунками. Полное ощущение не служебного помещения, а художественного салона. Красиво. Приятно находиться среди хороших художественных работ. Жаль, не так много людей (как должно бы быть) всю эту красоту видит.

Вчера устроили с Борисом Лукиным переписку по поводу дальнейшего существования (организационного) русской литературы. Хотя первоначально сообщил он горькое известие — его супруга потеряла ребенка, так и не родившегося мальчика. Да и саму, видимо, не без труда врачи сберегли.

Я понимаю, что столь долгий срок государство не может пренебрежительно, безразлично относиться к своей литературе. И что-то в итоге должно поменяться, если только сами «главари» Союзов не доведут ситуацию до полного абсурда, когда никто с ними серьёзно не захочет разговаривать.

Борис, видя всю бездарность сложившейся ситуации, мечтает, чтобы мы, те, кто сам что-то делает, как-то неформально объединились. Но ведь подобные попытки уже были, и ни к чему стоящему они не привели. Да и среди сегодняшних членов писательских Союзов много всякой мелочёвки, думающей только о собственном брюхе, собственном тщеславии. Вот свежий пример. Борис Селезнёв передал сегодняшний разговор с Евгением Эрастовым. Он не придёт на наше годовое собрание, потому что хочет голосовать против меня, но считает, что его никто не поддержит. Главный аргумент недовольства мной стандартный: «Он работает только на себя». Иными словами — издавая шестнадцать лет журнал, где опубликованы сотни произведений разных авторов (в том числе и Эрастова), восстановив из руин Нижегородский Союз писателей (отремонтировав собственными руками и потратив на это уйму мною найденных денег), организуя им награды (Эрастову, по его же просьбе, не единожды), отстаивая их кандидатуры (и Евгения) при получении областных премий, и прочее, прочее, прочее — это я работаю на себя. А он, печальник за Союз, не то что гвоздя не вбил, слова доброго не сказал об организации, членом которой является.

Я понимаю — призывать таких людей к здравому уму, совести, бесполезно. И можно было бы на мнение Эрастова плюнуть, если бы подобных ему не было бы в нашем Союзе писателей (впрочем, как и во всех других по стране) слишком много. Жадность, зависть, злоба — их поводыри. И слов благодарности за благодеяния им они произнести не могут, потому что не знают их.

 

12 февраля

Был на Литургии в Староярмарочном соборе. Подумал о Борисе Лукине. Болезнь, пожар, гибель Галины… и вот опять. Как много может вынести человек?

 

13 февраля

Стало известно, что Захар Прилепин официально «уехал на Донбасс» воевать в ополчении. Получил там местный чин майора и должность зам. командира батальона по политической части (замполита). Как он сам сказал в телевизионном интервью: «Я уже полгода в ополчении, но прикрывал это как бы доставкой гуманитарной помощи. Теперь решил сказать об этом открыто».

Что ж, это достойный шаг русского писателя (и писателя вообще — примеров немало), если только за этим не кроется ещё нечто. Но что бы ни крылось — оставить семью, детей (у него их четверо) и поехать туда, где убивают — это поступок.

Есть у меня во взгляде на жизнь и творчество этого писателя — чувство недоверия. И с этим чувством я никак не могу справиться. Во всём, что делает Прилепин — нет искренности (а значит, правды). Так я ощущаю всё связанное с ним. Меня не покидает чувство (необъяснимое напрямую — тут дело в нюансах) большой игры. Но отправиться на войну — это поступок, вызывающий уважение в любом случае.

Впрочем, я почему-то думаю, что он ненадолго там задержится. Разругается с командирами и со скандалом вернётся в Россию. Или, напротив, тихо, будто его и не было в Донецке, переедет в Москву и вновь займётся собственным литературным (и иным) делом.

Дай Бог мне в этих предположениях ошибиться.

 

15 февраля

Два дня город заваливает снег. Иногда он идёт так густо, что за окном темнеет, как поздним вечером. А то вдруг ветер погонит позёмку с соседних крыш по Рождественской.

В Союзе писателей к предстоящему перевыборному собранию готовил разные бумаги. Приехал Боря Селезнёв, сообщил новость — умер Валерий Смолкин. Отмучился. Оказывается, у него в последнее время был гепатит (это плюс к его-то тяжелейшей инвалидности), но за жизнь он боролся крепко. Надо бы найти его сборничек, перечитать стихи.

Но главное — тут совпало другое. Сегодня же я будто привет получил от Володи Цветкова. Позвонила женщина из Дома ветеранов, что в Зелёном городе. Ищет книги Цветкова («Красивая кукла Троцкого» и «Цена любви — смерть») по просьбе знакомого из Казахстана (кажется). Вот Володя как-то легко от жизни отказался. У него той силы, желания удержаться (пусть на самом краю) не было. Почему так происходит? Отсутствуют (уже) внутренние резервы?

 

18 февраля

Вот и прошло пять лет моего председательства. Слава Богу — многое из задуманного удалось сделать. Сегодня перевыборное собрание, которое, в общем-то, не обещало каких-то сюрпризов (половина членов организации уже отдали голоса за меня), хотя и без недовольства не обошлось. Но это уже было после, в кулуарах. Да и недовольства высказывались осторожно.

Дискуссии после моего выступления почти не было. Взявшие слово Маргарита Сатирская, Людмила Калинина говорили о частном, своём, мелком — мало их публикуют, обделяют областными премиями.

Иван Кириллович Кузьмичёв, который просидел собранно в президиуме (Людмила Фёдоровна подсказала), коротко выступал дважды. Первый раз призвал не отстраняться от предстоящего юбилея А.М. Горького. Второй раз, в самом завершении собрания, высказался, что он никогда и никуда от нас не уйдёт (имеется ввиду из нашей организации). «А те, кто наверху в городе, пусть потихонечку сползают к нам».

Не люблю застолий после собраний. На этот раз Анатолий Абрашкин меня спровоцировал по поводу журнала «Вертикаль. ХХI век». Я разгорячился, сказал много лишнего, «задел словом» Людмилу Калинину, чем её обидел. Теперь на сердце тягостно, виновато.

Когда всё закончилось, шёл пешком домой и удручённо думал — ну зачем мне всё это надо? Опять тратить время (а сколько его осталось — кто знает?) на дело, от которого всякий ждёт (член организации) только эгоистической выгоды. И так тоскливо было в душе — хоть вой.

 

19 февраля

Звонок А.В. Мюрисепа из Зелёного города. Пребывание после больницы в санатории идёт ему на пользу — бодр, весел, поправляется, работает над книгой о режиссёре Табачникове. Александр Васильевич поздравил с переизбранием. Высказал ему свои сомнения, относительно нужности моих трудов.

— А кого можно избрать, кроме вас? Я никого не вижу. У вас же всё получается, вы на своём месте.

И ещё говорили друг другу искренние и тёплые слова поддержки.

— Александр Васильевич, это я только с вами такой спокойный, не нервничаю, не завожусь.

— И вы на меня точно так же успокаивающе действуете, — был ответ.

На этом и расстались.

Звонил Чугунов. Напомнил мне о подготовке книги прозы.

— Я думал, что ты, батюшка, забыл о ней.

— Ну почему, издадим в нашей серии для семейного чтения к твоему шестидесятилетию.

В Новостях наконец-то услышал фразу, которую давно ждал от властей. Министр иностранных дел Лавров на пресс-конференции в Мюнхене (собрались министры иностранных дел «Большой двадцатки») заявил, что Россия не снимет своих санкций с Евросоюза, пока тот не выполнит Минские договорённости. Для моего уха это прозвучало как песня. Хватит перед ними только оправдываться и взывать к совести, чтобы и они как-то повлияли на руководство Украины в Донбасском вопросе. Пора начинать разговаривать с позиции силы. Ведь только такую позицию они и способны понять.

В эту мою оценку укладывается вчерашний Указ В.В. Путина о признании документов (паспортов, дипломов, свидетельств о рождении и так далее), выданных в ДНР и ЛНР. Это решение должно отрезвить и Трампа в США (тоже начал говорить о «возвращении Крыма»), и лидеров ФРГ, Франции — не решите с Украиной по миру на Донбассе, признаем независимость новых республик.

 

20 февраля

Как стало известно — вчера умер Игорь Ростиславович Шафаревич. Академик-математик, диссидент советского времени, разработавший теорию «малого народа», за что был люто ненавидим отечественными либералами. Конечно, он понимал, против какой силы восстал, и всё-таки до конца отстаивал свои убеждения. Оплата за дерзость и принципиальность — полное отстранение от общественной, политической, информационной жизни страны. Лишь патриотические издания публиковали его труды (исторические, философские), печатали интервью с ним. И всё-таки всё осмысленное им уже никогда вновь не канет в небытие. Малый народ выведен из тени на белый свет, на всеобщее обозрение.

Игорю Ростиславовичу было девяносто три года.

 

21 февраля

Погода самая скверная — мокрый снег, дождь. Около нуля. Пройти негде — все дороги превратились в снежно-водяные болота. И вот в эдакую-то слякоть я отправился в Союз писателей. Вчера обещал Андрею Тремасову быть в 12 часов, выдать ему удостоверение. Надо бы было перезвонить ему, перенести встречу, да как-то совестно. И вот тащусь по этой мокряди.

Зато впервые расспросил Андрея о его жизни. Талантливый он человек из талантливой семьи. Но по большому счёту, как мне кажется, не нашёл себя. Даже в личной жизни — жил с супругой (учительницей) в гражданском браке, родили двух девчонок, теперь хоть и обитают в одной квартире (Андрея, оставшейся ему от отца — четыре комнаты в доме на Верхне-Волжской набережной, с окнами на Волгу, с высокими потолками), но друг другу чужие.

После тяжелейшей болезни (Кауров спасал) вроде бы бросил пить, хотя до этого я его трезвым и не видел. Теперь возвращается к жизни. На прошедшем собрании (вместе с Валерием Темнухиным и Андреем Альпидовским) мы приняли в Союз писателей и Тремасова. Хорошо бы это его как-то поддержало.

Пришёл Михаил Рубцов. В разговоре — интересное замечание о «поломанных людях», «сломленных». И мне кажется, что таких много, если не большинство. Ведь откуда-то берётся в людях эта непонятная, необъяснимая, рабская трусость ко всему, что связано с властью. Боятся выступить за явно правое дело, осудить воровство, стяжательство, хамство. Нет, на кухне, в тесном кругу — тут все герои. Но только чуть дело коснётся публичности… эти смельчаки превращаются в безгласых рабов. Но как они смелы и жестоки, когда им это разрешают, когда дают команду: «фас!».

Не труслив (по-настоящему, неконъюнктурно) отец Владимир Чугунов. Но такие, за прожитые почти шестьдесят лет, мне встречались крайне редко. Всё больше с необъяснимым для них самих страхом в душе — на всякий случай, как бы чего не вышло.

 

22 февраля

Сегодняшние новости: Россия начинает напрямую вести экономические отношения с ДНР и ЛНР. Пока только по угольной теме.

Министр обороны Российской Федерации Шойгу, выступая в Думе, объявил, что в России созданы войска информационных операций. Они занимаются в том числе и контрпропагандой.

Собрал книгу прозы по договорённости с Чугуновым. Не уверен, как к ней отнесётся отец Владимир. В праздники отправлю издателю и буду ждать решения. Смиренно приму любое.

 

24 февраля

Чугунов познакомился с содержанием книги. Разумно предложил открыть её рассказом «Лестница»:

— Во-первых, он затягивает в книгу, а «Колька», к сожалению, нет. В эту повесть надо вчитываться. А во-вторых, в «Лестнице» обозначены все темы, которые затем будут раскрываться в других рассказах книги.

Я честно признался, что для меня самого книга ещё не сложилась, и поэтому буду благодарен отцу Владимиру, если он сам её составит, сформирует её содержание.

— А почему нет очерка об Абхазии? Я помню, он свежо написан, искренне.

— Имеешь ввиду «Путешествие к мечте, или Страна, которую мы теряем»? Действительно, этот очерк мало публиковался — в газете «Курьер», в твоём журнале «Духовный сад».

— Был в книге.

— Да, в «Искушении», но кто его читал при тираже в 200 экземпляров.

Договорились, что текст очерка я найду и вышлю Чугунову.

— Думаю, что политические замечания  в нём устарели.

— Может, и нет. Посмотрим.

В Союз писателей из типографии привезли первую часть тиража книжки «Три венка сонетов» А.М. Коломийца. Отлично смотрится обложка, оформленная офортом Н.П. Мидова. И внутри книжки серия офортов значительно её украсила. Постараюсь побыстрее (через отца Евгения) переправить книжку Николаю Павловичу. Может быть, доставит ему хоть маленькую радость при одолевающих художника болезнях.

Составил статейку для «Столицы Нижний» о Мюрисепе. В основу её взял моё предисловие к его книге «Венец». Написал письмо Александру Васильевичу — надо бы подобрать фотографии для публикации. В итоге, как надеюсь, это доставит болящему несколько радостных минут.

Забраковал (окончательно) обложку, что предложил Геннадий Щеглов для книги «Память сердца». В своём архиве нашёл фото Ю.С. Кочеткова. Осень (поздняя, земля припорошена снегом), одинокое голое дерево невдалеке от изгиба речного берега, закат. Тут хороший подтекст, второй план — ведь в книге собраны очерки об ушедших из жизни писателях, поэтах, художниках. Написал письмо и вместе с фотографией отослал Геннадию.

 

25 февраля

Второй раз позвонил художник Виктор Константинович Тырданов всё по той же теме — Виктор Калинин единогласно избран вице-президентом Академии художеств России. Против президента Зураба Церители ещё кто-то голосовал против, но против Калинина ни одного голоса. Я рад за Виктора Григорьевича — на всё у него хватает сил, энергии. Пишет картины, путешествует, проводит выставки в разных городах России, занимается руководством в общественных организациях и прочее, прочее, прочее. Но Тырданов с такой радостью и преданностью преклоняется перед талантом Калинина, что это меня не может не восхищать.

Виктор Константинович предлагает это событие осветить на страницах «Вертикали. ХХI век». Я, конечно, поддерживаю. К тому же оба художника — авторы журнала. Но вот эта ребяческая влюблённость, преданность творчеству другого так замечательна, так и мне греет душу. А то ведь иногда начинаешь думать, что  в творческой среде (особенно на местном уровне — она ближе, оттого и ощущать её эгоизм и недоброжелательную ревность больнее) только злоба и возвеличивание собственного «я» происходит. И вдруг такая чистая любовь к творениям «брата во Христе»… Невольно душу греет. Потому и думаю о Тырданове — дай Бог тебе добра и здоровья. (Виктор Константинович собирается лечь в больницу на какую-то операцию. Не спросил его — закончил ли он работу над небольшими, заказанными ему иконами.)

В интернете посмотрел беседу Познера с академиком С.Ю. Глазьевым. Как доказателен, умён и выдержан (вот у кого следует учиться выдержке) Сергей Юрьевич при отстаивании собственной позиции, научных и политических взглядов. Хотя я помню его (при нечастых встречах) замкнутым, как бы сосредоточенным в себе. Лишь раз он как-то по-ребячески был улыбчиво-радостен — в аэропорту Запорожья, после проведения Съезда Славянских народов. Тогда нас провожали с песнями, весело. Этот город родной для Глазьева. Здесь он родился, вырос. Это потом улетел в Москву учиться.

 

26 февраля

Прощёное воскресенье.

Игорь Александрович Соловьёв приехал забирать только что напечатанную свою книжку «По следу Цветочного Льва» (Истории и сказки для детей). Разговорились. Оказывается, в 90-х он публиковал большие аналитические антинемцовские статьи в газете «Советская Россия», и даже признавался редакцией лауреатом года. Были несколько его статей и в «Русском Вестнике». В оценках того периода между нами полное понимание. Оба пережили непростые времена (в материальном, финансовом плане), но выстояли, не сломались, не скурвились.

Посоветовал И.А. собрать статьи тех лет в книгу — чтобы остался документ того безумия, которое пережил русский народ благодаря собственной глупости.

Жуткая цифра (из новостей) — 391 человек за 11 месяцев 2016 года в России были убиты (растерзаны) собаками — от маленьких детей до стариков.

 

1 марта

В Донбассе (ДНР и ЛНР) официально объявили главной денежной внутренней расчётной единицей рубль. Фактически это уже давно так. Но теперь закреплено и юридически. Все предприятия Украины на этих территориях переходят под управление Правительства народных республик. Ранее все деньги (кроме зарплаты) шли в Киев. Теперь налоги будут платиться в Донецк и Луганск. На это власти республик подтолкнула транспортная блокада, организованная националистами. Я уверен, что действия по «национализации» согласованы с российскими властями. Потому что встаёт вопрос — если эти предприятия (шахты, металлургические комбинаты) встанут, то сотни тысяч людей кто-то должен всем обеспечивать для выживания. Для России это дополнительная финансовая и социальная нагрузка. Колоссальная! Отсюда легче пойти на какие-то политические потери, чем поставить под удар свою экономику.

 

4 марта

Совершенно не работается. В голове какая-то лень, пустота. Занимаюсь всякой мелочью, за серьёзную же работу приняться никак не могу вот уже который день кряду.

Читал «Провинциальный апокалипсис» Чугунова. Прошёл первую часть. В романе есть некоторые эмоциональные не провалы, но ослабления. Я понимаю, для чего эти эпизоды вставлены автором в сюжет (иначе уж совсем всё беспросветно окажется в повествовании — а значит, и в нашей жизни), и всё-таки эти «ослабления» уводят читателя от главного переживания. Хотя — надо дойти до окончания книги, прежде чем давать ей свои оценки.

Пошёл прогуляться до памятника Чкалову и обратно. Небо хмуро, серо. Стоял на площадке у памятника, смотрел на Волгу у Чкаловской лестницы. По фарватеру лёд истончён, в промоинах. У полыньи сидит стая ворон и что-то высматривают в тёмной воде. У левого берега лёд усеян рыбаками. Пользуются последней возможностью зимней рыбалки. С нашей стороны у бетонного берега бегают по льду мальчишки. Далеко не отходят, и всё равно за них страшновато — не случилось бы чего.

Шёл через Кремль. Вороны на вершинах голых деревьев кричат тревожно, надрывно, словно пророчат недоброе. А может, так встречают весну.

Почему всякий раз ранней весной неуютно на душе?

 

8 марта

Дочитал книгу Чугунова. Написать и издать такое — это, конечно, гражданский поступок. «Провинциальный апокалипсис» на первый взгляд оставляет впечатление неровного письма — явная смесь в одном произведении художественного текста, документального повествования и публицистичности, полемичности. Не думаю, что роман (так обозначил жанр повествования отец Владимир) станет явлением в нашей литературе, но его острая социальность (несправедливость властей, их сращивание с криминалом, использование спецслужбами в своих неблаговидных целях уголовных отморозков) может привлечь читателей в первую очередь тем, что обо всём этом пишет священник. И в своих поступках (главный герой — поп) он «выходит за рамки привычного, общепринятого», что у большинства ассоциируется со священством — отказ от социальной борьбы, обращение в суд при отстаивании своих гражданских прав, обращение к криминальным личностям для наказания обижающих близких.

Роман должен наделать шуму в Городце. Всё описанное в нём в городе живо по сию пору. Но и общероссийская православная среда, как я подозреваю, не останется в стороне. Но из неё (этой среды) ожидаю больше осуждения, ханжеского лицемерия. Впрочем — посмотрим. Время покажет. Сейчас же можно сделать однозначный вывод — Владимир Чугунов показал себя смелым, неординарным писателем. И эта смелость не внешняя, а идёт от растревоженного, переживающего сердца. Неужели даже такая книга не размягчит окаменевшие сердца провинциальных творителей апокалипсиса?! Ведь за всё, что они «посеят» на земле, ответят их дети и внуки. Непременно ответят. Взращенное зло безжалостно начинает пожирать своих создателей.

Дочитывал книгу со слезами. И моему сердцу так неспокойно. Столько вины в нём.

 

13 марта

Вот уже который раз плюют мне в открытое для дружбы, добрых чувств сердце, а всё никак к этом не могу привыкнуть.

Позвонил Мидов. Я обрадовался, стал спрашивать, как он себя чувствует после операции?

— Слава Богу, выздоравливаю. А кто решил мои картинки в книжку вставить?

— Мы с Алексеем Марковичем хотели… (если бы он дал договорить, то я бы продолжил — сделать вам приятное, поддержать во время испытания, но Николай Павлович перебил):

— Это позор издательству.

— Почему? — опешил я.

— Картинки никак не подходят к содержанию венка сонетов «Поклон Нижегородчине».

— Так и цели такой не ставилось. Офорты опубликованы отдельным блоком, самостоятельным, а не как иллюстрации к стихам.

Но всё это было мной сказано в никуда, в пустоту.

Мидов ещё что-то говорил в прежнем ключе. Я молчал и только в конце произнёс:

— Пусть эта вина будет на мне.

Конечно, в конце разговора Николай Павлович произнёс: «Простите Христа ради». Но эти, ханжеством пропитанные слова в последнее время неизменно во мне вызывают отторжение. Сначала наговорят гадостей, потешат свою гордыньку, а затем именем Христа прикрываются — мол, вот мы какие православные, набожные.

Удивительно, но в сердце моём после этого разговора не было раздражения. Только горечь.

Позже ещё раз Мидов звонил всё с этим же «Христа ради». Сказал Николаю Павловичу, что ничего не произошло, всё нормально. Хотя понимаю — всё в наших отношениях рухнуло.

Михаил Рубцов приехал из Москвы. Рассказал об арбитражном суде, между Сергиевой Лаврой и Казачьим кругом, где генерал Сергей Кришталь. Последний в своё время на хранение оставил в церкви Сергиева Посада, относящейся к Лавре, большую икону Николая II. А когда приехал её забрать, то икону не отдали. Уговоры не помогли. Так дело в итоге дошло до суда. Кришталь своё право на икону легко доказал документами, в том числе и финансовыми. Но юристы Лавры подали апелляцию, потом кассационную жалобу на какие-то процессуальные нарушения судьёй… Вот тебе и смирение, не стяжание, не возжелание имущества ближнего своего.

И тут горько… Такой день.

 

15 марта  Горбатовка

Повёз Важнёву журналы — «Вертикаль — 50» и «Столица Нижний». В выпуске № 50 на обложке репродукции его картин, а в «Столице» обложка с указанием авторства Александра Фёдоровича.

Звонил Рэм Иванович Чарыков. Eвлечён идеей подготовить специальный выпуск «Вертикали. ХХI век», посвящённый 80-летию беспосадочного перелёта В.П. Чкалова — Г.Ф. Байдукова, штурман А.В. Беляков, на одномоторном самолёте АНТ-25 №2 по маршруту Москва — США через Северный полюс. Хочет оформить материалы редкими фотографиями, раздобытыми в разных архивах.

Конечно, если бы такой номер журнала состоялся — это было бы здорово. Но уверенности, что наши переговоры увенчаются конкретным результатом, у меня нет. В 50-м номере я опубликовал уже вторую «Чкаловскую» статью Чарыкова. Материалы по этой теме у Рэма Ивановича есть. Но сможет ли он их оформить, чтобы наполнить 224 страницы «Вертикали. ХХI век»?

Ехал назад от Важнёва, и в центре Автозавода неожиданно вспомнил, как совсем молодым поздно вечером однажды попал сюда. Было холодно, автобусы ходили плохо. Намёрзся. Всё живо в моей памяти, каждая деталь.

Но как неожиданно, удивительно это всё к нам возвращается. И день сегодня тёплый, солнечный, и автобусов полно, и настроение у меня после бани и доброго застолья хорошее. А в памяти всплыл поздний зимний вечер с раздражением и тяжестью в сердце.

 

16 марта

Увидел в протоке Оки, у острова уточку и селезня. Прилетели продолжать род. Значит, на горизонте лето.

В Законодательном Собрании области очередное заседание нашей общественной группы по усовершенствованию законодательства о некоммерческих организациях. Выбирали двух кандидатов в общественную палату при Заксобрании. Я как-то сразу почувствовал, что уже есть некая договорённость по результатам выборов и потому выступил довольно вяло.

Пожалел впустую загубленного дня. Ради исполнения роли массовки стоило ли это делать?

Прочитал в статье Игоря Золотусского «Несть лести в языце моём. Юбилей Карамзина и Послание Президента» (газета «Слово» № 23, 2016 г.) такое высказывание Николая Михайловича Карамзина: «Для существа нравственного нет блага без свободы: но эту свободу даёт не государь, не парламент, а каждый из нас самому себе, с помощью Божьей. Свободу мы должны завоевать в своём сердце миром совести и доверенностью Провидения!»

Много думал на эту тему, и вот точная, чеканная формулировка, почти всё объясняющая.

 

20 марта

Обзвонил наших литераторов по составленному заранее списку, чтобы пригласить в музей-квартиру М. Горького. Алла Марковна (директор) предложила провести литературную встречу — открытие при музее (на первом этаже) литературного кафе.

Хозяева молодцы — приготовили чайный стол. Я заранее продумал, что буду говорить при открытии встречи:

— Мы живём в то время, когда со стороны властей ко всему, что называется творчеством, образованием, духовными потребностями, отношение не просто безразличное, а враждебное. Но люди, в том числе и совсем молодые, продолжают писать стихи, романы, издают их за свой счёт небольшими тиражами. Иными словами — тяга к творчеству вечна. И нам этот процесс нужно как-то осмысливать, обсуждать, иметь представление, что происходит вокруг (в литературном плане). Потому давайте попробуем сделать эту площадку местом постоянного общения.

Приятно было, что несколько человек пришли на встречу, узнав о ней из социальных сетей. Старший преподаватель из политеха показал студенческий литературный альманах. Их вышло уже десять номеров. Был человек, недавно побывавший в Харькове. Охарактеризовал обстановку одним словом — уныние и раздражение в отношении бандеровцев. По кругу читали стихи (Селезнёв, Ивенин, Леонтьева, Тремасов, Альпидовский, Полина Тарабрина…) Полина прочитала хорошо, с социальным напором. Доброе впечатление осталось от встречи. Думаю, что подготовлю продолжение под эгидой журнала «Вертикаль. ХХI век». К тому же, завершая чаепитие, подарил музею два номера (49 и 50) с акцентом, что  в них опубликованы главы из книги «Искры потухающих костров» — дневник жизни журнала.

За час до встречи привезли из типографии книгу «Память сердца» (очерки о писателях). Отдал и её.

Назад ехали с Михаилом Рубцовым на машине Виктора Сидорова. Виктор хочет «возобновить отношения». Я всегда готов пойти навстречу тому, кто осознал ошибку, и испытываю при этом в сердце приятные, добрые чувства. Наверно, это доказывает, что все мы нужны друг другу. В разобщении — нам тягостно, вместе — радостно.

Расстались у моего дома. Но, как оказалось, Рубцов хочет почитать начало статьи о моём творчестве (в честь предстоящего 60-летия пишет). Повёл его в Ярмарочный дом, там нашли лавочку, и Михаил прочитал. По-моему, он на правильном пути, но это только зачин. Справится ли полностью с задуманным? Кажется — да.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

 

Валерий СДОБНЯКОВ


 ИСКРЫ ПОТУХАЮЩИХ КОСТРОВ

Разворачивая свиток времени

(из дневника русского писателя)

 УКРЕПИТЕ СЕРДЦА ВАШИ

2014 год 

* * *

Собрался к Цветкову в больницу. Уже на улице звонок от Анатолия Абрашкина — Володя всё так же в реанимации. Обнадёжившая меня новость оказалась неверной.

Продолжаю читать книгу воспоминаний о жизни в Америке Александра Леонидовича Дворкина «Моя Америка». Занимательно, но по духу совершенно не русская книга. А автор ещё удивляется, почему мы его не признаём «за своего»? Мол, я же русский и по языку, и по культуре, и по вере. Только мировосприятие абсолютно не русское. И это та пропасть, которая нас разделяет… И поражает махровый антисоветизм автора. При этом в молодости обитая в Москве, он нигде не работал, жил своей «хипповой» жизнью. В США же вкалывал как миленький — на самых грязных работах — посудомойкой, дворником, официантом. И ничего, это не угнетение и порабощение.

Не тоталитаризм его (Дворкина) раздражал, а величие русской державы, и этого Александр Леонидович именно ей простить не мог и не может.

Недавно я перечитал «Лику» и «Митину любовь» Ивана Алексеевича Бунина. Ну как совместить это эмоциональное восприятие мира, жизнь с холодным рационализмом иудейства? Нет, пропасть, бездна между ними в восприятии окружающего мира (во всей его полноте). Непреодолимая!..

2 января

* * *

Ира разговаривала с Танюшкой. До конца января она должна вернуться в Россию. И всё ей придётся начинать сначала. Приобретён только опыт. Но такая ли уж большая это ценность?

В Союзе писателей несколько часов работал за компьютером. Набрал всё, что было из «наших хроник» и обзоров номеров журнала в два больших материала. Всё разместил на сайте. С удивлением обнаружил, что там размещены и многие ПДФ-макеты «Вертикали. ХХI век». В общем, наша электронная площадка заполняется.

Ярослав Кауров традиционно в праздники присылает на телефон стихи. На этот раз 31 числа уже в 21-19 пришли такие:

Я желаю Вам удачи

В Лошадиный Новый год,

Кто-то сам везёт как кляча,

А кому-то повезёт,

Чтобы жизнь была желанна,

Чтобы всем врагам назло

Вам нечаянно-нежданно

Откровенно повезло!

3 января

* * *

Хорошо поработал. Закончил с журналом. Окончательно. Теперь выпуск 41 уйдёт и в типографию, и на сайт «Русского Креста».

Расшифровал окончание беседы с Николаем Павловичем Мидовым. Завтра отредактирую. Хороший, тёплый разговор, но напрашивается продолжение. Тема веры непростая, и каких-то открытий в разговоре не произошло. Но все эти факты, чувства, переживания, впечатления — всё действует на духовное наполнение нашей жизни. Это истинный след в жизни.

4 января

* * *

В кафе у Союза писателей на Рождественской встречался с Ярославом Кауровым. В этом номере идут его стихи, и это его подтолкнуло к общению. Принёс мне свою новую книжку, рассказал о публикации стихов в разных изданиях. Сейчас его много и охотно печатают в столичных журналах. И это вполне заслуженно — пишет Ярослав Валерьевич смело, стихи зрелые, самостоятельные.

В филармонии традиционно с Мюрисепом решили посмотреть Новогоднее (детское) представление в постановке Александра Васильевича. (Уж очень он расхваливал игру народного артиста РФ Валерия Васильевича Никитина). Уже вошли в зал — звонок от Станислава, сына Володи Цветкова:

— Меньше часа назад умер отец. Он хотел, чтобы не делали вскрытие, но с врачами договориться не удалось.

Горько! Как горько!!!

Дома начал по электронной почте всем нашим сообщать. Кому-то отправлял сообщения на телефон. Позвонил вдове. И был огорчён ещё больше. Оказывается, всё произошло неожиданно, при ней. Володя был в неплохом состоянии. Покушал, попросил яблоко и его съел. Потом позвал врача и попросил убрать капельницу.

— Мне плохо от неё. Вы меня ей убьёте.

Врач, конечно, не послушал. А Володе в скором времени стало плохо. Жена позвала врача. Саму её прогнали из палаты, а через полчаса объявили, что он умер. Вот так просто всё у нас происходит.

Как же можно так легко брать ответственность за чужую жизнь?

Весь вечер в звонках, объяснениях, переживаниях.

Жалко Володю — невыносимо… Он мне несколько раз говорил, что готов к смерти. Да я-то к его смерти оказался не готов.

5 января

* * *

Целый день в переговорах и переписке. Все жалеют Владимира Георгиевича. Это удар неожиданный и оттого вдвойне горький.

Но всё как-то устроилось с разными хлопотами — священником (будет отпевать о. Владимир Чугунов), венками (привезёт Дмитрий Фаминский), некрологом и так далее. Но я вот о чём подумал: а ведь как-то завершённо Володя ушёл из жизни. Книгу выпустил и практически всю распространил, фотографии раздал, перед уходом недолго поболел, причастился… Всё достойно, по-христиански, по православному.

С удивлением узнал — и супруга, и сын его атеисты. Но ведь даже хоронить его будем в один из великих православных праздников — Рождество Христово.

6 января

* * *

Похоронили Володю.

Утром приехал отец Владимир Чугунов. С ним отправились в Верхние Печеры. Батюшка совершил полный чин отпевания. Володя лежал в гробу совершенно неизменившимся — не измождённым, не постаревшим. Болезнь никак не отразилась на его облике. И я подумал: «А ведь он всё сейчас видит и радуется, что отпевание проходит по полному чину, с любовью к нему, без спешки, сочувственно».

После, когда вышли из квартиры, сказал об этом Чугунову.

— Конечно, душа сейчас рядом.

Отец Владимир приехал после праздничной ночной службы (спасибо ему), поэтому выноса дожидаться не стал. А я с 10-30 остался на улице и видел, как подходят люди с цветами, венками (их было около десятка) — от ветеранских организаций (спорта, городошников, районной организации ветеранов, УВД).

Митинг у гроба возле подъезда вёл я. Он шёл более сорока минут — ничего подобного я припомнить не могу. К этому времени пришли и наши художники, да и ещё много кто. Похоронили на кладбище в Федяково. (Шихов, Рубцов, Сухорукова, Скатов — пьяный, Абрашкин, Шаров — и там было много народа). Приехали трое омоновцев с автоматами, дали три залпа, когда опускали гроб в землю. Перед тем, как нести гроб к могиле, опять молились. Михаил Рубцов читал краткую литию. За поминальным обедом спиртного не было. Необычно, но хорошо. И перед трапезой, и после опять молились. В общем, если Володя всё видел и слышал, то остался нами доволен.

А дома всё поздравления с Рождеством. Вот так — горькое и радостное — всё вперемешку.

Да, я был несколько удивлён, что на вынос одним из первых пришёл Владимир Михайлович Терехов. Поздоровались. Предложил ему зайти в Союз писателей, чтобы я мог отдариться ему своей книгой. Он давненько передал мне свою через посыльного. Неловко оставаться в должниках.

7 января

* * *

Работал в Союзе писателей. Редактировал окончание беседы с Н.П. Мидовым и сделал много всякой мелочи. Продолжаются звонки с соболезнованием, удивлением, любопытством по поводу смерти Володи. Понимаю, что скоро это всё схлынет, но пока так. В самых близких мне кругах чувствую растерянность. Вот СМС от Татьяны Антиповой: «Валерий Викторович, как Вы? Мне вчера показалось, что Скатов напуган, Абрашкин растерян, Галя (Таланова) насторожена, Каурову я вчера отправила сообщение, что были похороны Владимира Георгиевича. Держитесь, Валерий Викторович».

Женя Эрастов позвонил и сказал тёплые слова о Володе. Мне это было приятно.

Написал о Володе прощальное слово и отправил через Оксану Митрофанову в «Нижегородские новости». Не уверен, что опубликуют (да и написал неважно), но долг выполнил.

8 января

* * *

Приехал Виктор Константинович Тырданов, следом Александр Фёдорович Важнёв. Засиделись до позднего вечера. Особая тема в разговоре — как журналу заработать деньги, чтобы выжить. Важнёв предложил с помощью художников — публиковать репродукции их картин, за это они отдают одну из своих картин, её отдать в салон, чтобы там продали… Совершенно нежизнеспособная схема. Да и неужели я буду убивать время на всё это. Но молчал — так устал кому-то что-то доказывать, объяснять — и только соглашаясь кивал головой, хотя и понимал, что слушаю полный бред.

Тырданов завтра едет в Москву, встретится с В.Г. Калининым. Я с ним послал Виктору Григорьевичу записку.

9 января

* * *

В музее-квартире М. Горького, на их копире размножал публикации заметок из нижегородских газет для дела на «заслуженного работника культуры». Потом вернулся в Союз писателей и так себя ругал — опять день убит в пустых хлопотах.

Приходил доктор наук А.В. Весницкий с дочерью, забрали по экземпляру всех книг Цветкова, что у меня были. Даже отдал последние, что хранил в качестве неприкосновенного образца. Подумал — что же им в коробке лежать. Пусть идут к читателям.

Говорили о Володе (да только о нём и говорили), и я предложил издать по подписке книгу его статей, разбросанных по периодике. Вроде бы загорелись. Но не знаю, насколько хватит запала.

10 января

* * *

Был в областном Доме ветеранов. Прошло заседание группы, которой руководил Цветков. Добрые, приятные люди. Меня встретили как родного. Только и говорили, что о Володиной кончине. Евгений Анатольевич Андрианов вновь играл на скрипке. Пришлось сказать слово и мне: «Да, смерть Цветкова вызывает много вопросов, сомнений. Но всё-таки он очень много успел сделать. Мы не в состоянии оценить всё сразу, но со временем мы всё больше и больше будем вспоминать написанное им».

Одна из заводил этой группы в конце заседания попросила меня войти в правление. В память Володи — согласился.

Началось общее чаепитие. Мне нужно было идти к Н.П. Мидову, но не мог противостоять просьбам, остался, и, подняв пластиковый стаканчик с сухим вином, вновь произнёс:

— У нас много патриотов, смело и резко говорящих за кухонным столом. Но чтобы так, как делал это Цветков — смело, открыто, публично, не говоря уж о письменных текстах — таких в Нижнем Новгороде почти нет.

За столом меня опекала всё та же старушка-заводила. Как оказалось — бывшая танкистка, руководитель секции женщин-фронтовичек. Сейчас у нас в области их 800 человек, двое перешли столетний рубеж. Невероятной доброты в общении женщина.

Вспомнил — Володя меня как-то звал на подобную встречу. Но это эпизод. Вообще, его общение с ветеранами, спортсменами, с футбольной группой Анатолия Абрашкина — это было только его делом, и он, я это всегда понимал, сознательно не привлекал меня в этот круг. В отличие от меня, считавшего: всё, что моё, то в равной степени и Цветкова.

Пешком пошёл в мастерскую к Мидову в Кузничиху. Николай Павлович показал новые работы — рисунки, графику, законченный живописный пейзаж. Настроение у меня грустное, и Мидов это понял. Но за чаем говорили о вере и творчестве. Всё трудно объяснимые, трудно уловимые понятия.

Передал художнику книги «Солнышко — всем» и «Заветное слово». Попросил прочитать разделы с моими «Колькой» и другими заметками, чтобы было возможно передать художнице Галине Скотиной впечатления перед тем, как советовать ей (или не советовать) оформлять мою детскую книжку.

На прощание Николай Павлович всё меня утешал, чтобы не унывал. Но как это чувство пересилить. Так всё быстро произошло с Владимиром Георгиевичем. Невольно примеряешь случившееся и на свою жизнь, своё оставшееся время. Много ли его впереди? И как правильно остатком распорядиться.

Домой отправился пешком. Наконец-то начало подмораживать. Зашёл в Союз писателей, попил чаю и сделал какие-то мелкие дела.

Вот опять день прошёл. Что-то беспросветно вокруг, нет радости.

15 января

* * *

Утром в больнице, сделал УЗИ. Вроде бы сердце почти в порядке. Всё в пределах тридцатилетней давности. При возвращении у подъезда дома звонок Мидова. Книжки прочитал, считает — всё должно получиться.

Уже дома звонок от Нины Николаевны Шестинской. Владимир Бондаренко подтвердил — моя статья в «Дне литературы» об Олеге Николаевиче идёт. Застолье в ресторане «Экспо-центра» на Красной Пресне 25 января. Приеду ли? Твёрдо обещал, что буду.

Ещё кому-то нужен. Сердце немного отогрелось.

Вечером в почте письмо от Оксаны Митрофановой. Моё прощальное слово о Володе в сокращённом виде (чего там было сокращать-то, всего написал несколько предложений) вышло в газете во вторник. Что ж, и это ладно. Хоть так отметили уход Цветкова.

Сегодня же был у меня Валерий Григорьевич Татаринцев. Вышла «Нижегородская правда» с его заметкой о Цветкове. Вот так мы провожаем своего друга. Пусть знают — мы своих не бросаем.

Наталья Менжакина «бегом» собрала мою детскую книжку для издательского совета. Отец Владимир Чугунов пока медлит, хотя времени в обрез.

16 января

* * *

Звонил Борису Лукину. Чистит снег. Скучаем друг по другу. Опять зовёт к себе: «Сиди, пиши. Дети в школе». О них и поговорили.

Вспомнил, сколько обид доставил я своим девчонкам, когда они были маленькими, да и когда выросли, стали девушками, — и сердце защемило.  Ведь уже ничего не исправишь, вся эта боль, несправедливость (моя) навеки со мной. Так и будет меня терзать.

Борис Иванович, как он утверждает, окончательно поругался с Сергеем Щербаковым. Вот тебе и любовь во Христе. Где же наше милосердие, терпимость. Сергей обидное наговорил Лукину. Заслуженно — незаслуженно — кто теперь разберёт. А добро, любовь к ближнему, пострадали. Мы и так сироты одинокие в этом мире, а тут ещё такое. Господи, примири и устрой всё в нас во благо.

Отнёс в Министерство культуры необходимые бумаги по итогам года. И вновь себя ругаю — на что трачу время.

Вечером в галерее «Вещь в Себе» на улице Минина открытие выставки Владимира Ерофеева. Его работы вижу впервые. Две-три висят у А.Ф. Важнёва, но я их не запомнил. Теперь в небольшом зале сразу штук тридцать — этюды, цветы, пейзажи, фэнтези. Этюды хороши, в них что-то живое (деревни, дороги, берега Ветлуги, цветы), цвет ярок, насыщен, передано настроение, эмоции. В крупных вещах многое утрачивается, но и они приятны. Впрочем, есть и совсем провальные картины.

Привёз меня на выставку Важнёв. Пришёл Ким Шихов, Олег Колобов (профессор) — меня с ним и познакомили.

17 января

* * *

В усадьбе Руквишниковых, в большом зале А.В. Мюрисеп читал «Метель» А.С. Пушкина. Музыку Георгия Васильевича Свиридова (великолепную) исполнял русский народный оркестр. Александр Васильевич так вошёл в текст, что в последней сцене глаза его повлажнели, а голос дрогнул. Зал (а был аншлаг) взорвался аплодисментами. Господи, как всё это нужно душе.

Звонил Михаил Рубцов, звал в Оранский монастырь на ночную службу. Раздумывал-раздумывал, и отказался. Хочется просто немного остановиться, прийти в себя, подумать.

18 января

* * *

Второй день мороз. Солнце! Стало повеселее. Ирина сказала:

— Наконец-то, а то живём, как в подземелье.

С Владимиром Заногой у Татьяны Борисовны Лубяко. Вспоминали и Володю Цветкова — горько.

19 января

* * *

Пришли Мария Сухорукова с Ириной Высоцкой. Мария рассказала — в областной библиотеке на Рождественских чтениях столкнулась с Юрием Хромовым.

— Что, умер у вас… Туда ему и дорога. (Сказал грубее, но я здесь его недостойных слова приводить не хочу).

Господи, да есть в них хоть что-нибудь человеческое?!

Праздник Мария с Ириной отметили в Оранском монастыре. И будто бы отец Нектарий сказал, что он молится о нас, православных писателях, и даже помнит моё имя. Ну, в последнее мне верится с трудом. А вот молитва батюшки важна.

21 января

* * *

Закрылся в кабинете и закончил расшифровку беседы с Гарсией. Не того ожидал от текста, но кое-что интересное в нём всё-таки есть. Плохо, когда восстанавливаешь разговор много времени спустя. Пропадает какой-то нерв. Жаль, что память подводит Дионисио. К тексту книги воспоминаний он практически ничего не добавил.

Опять звонил Александр Фёдорович Важнёв всё по тому же поводу — пропаганда творчества художников через «Вертикаль. ХХI век». Начинают вырисовываться какие-то реальные предложения.

Валерий Татаринцев известил, что согласовал публикацию о Союзе писателей с главным редактором «Нижегородской правды».

— Теперь надо найти информационный повод для подачи материала.

— Так у нас же 80-летие организации.

В сегодняшних условиях такие доброжелательные публикации нам нужны.

Уже несколько дней испытываю хороший эмоциональный настрой, подъём. Тексты книг для предъявления их на рассмотрение издательским советом подготовил. Теперь будем полагаться на волю Божию. И лишь бы не подвели издатели — «Родное пепелище» или «Радонеж».

22 января

* * *

Закончил с обследованием в больнице. Ярослав Валерьевич Кауров, наш доктор медицинских наук говорит, что результаты вполне удовлетворительные.

Позвонил Николай Павлович Мидов. Галина Алексеевна Скотина прочитала мои «детские» рассказы и считает, что книжка может получиться (её оформление).

Я, не без всевозможных сомнений, набрал телефон Дионисио Гарсии. Думал не только о том, что не забыл ли он меня, но и вообще — жив ли? Ведь возраст… Нет, голос бодр, ум ясен. Разговаривает отрывисто, деловито. Напомнил о нашей беседе. Он не забыл. Отправил по электронной почте для прочтения расшифрованный текст, попросил особо проверить имена и фамилии, дополнить названия переведённых книг.

Подготовлена для издательского совета вторая книга — очерки о нижегородских писателях, и не только.

Из типографии привезли 41-й выпуск «Вертикали. ХХI век».

24 января

* * *

В ресторан около Экспоцентра приехал немного раньше — за полчаса. От станции метро шёл по каким-то блестящим мрамором пустым залам и коридорам огромного торгового центра. Выйдя на улицу, выдохнул с облегчением. (Назад опять же шёл на эту же станцию метро «Выставочная»). Найдя ресторан, пошёл погулять в комплекс небоскрёбов «Москва сити». Как там холодно и неуютно. Совершенно неприспособленная для жизни человека инфраструктура. Внутри бетонных громадин, может быть, есть всё. Но это уже искусственная среда. Человек же должен жить на земле, а не где-то между этажами, за стеклом, как аквариумная рыбка.

В ресторане поминали Олега Шестинского (и всех блокадников) Нина Николаевна, Евгений (сын), я, Андрей Поздняев, Олег Хлебников, Андрей Облог, дочь Михаила Дудина, друг семьи женщина-врач, Юрий Козлов (главный редактор «Роман-газеты») и женщина, пришедшая с Хлебниковым (литератор, но я не узнал её фамилии). Владимир Бондаренко сослался на нездоровье и не приехал. Огрызко просто не приехал. Опять много вспоминали о прежней ленинградской писательской жизни. Что-то я уже слышал, да и не в первый раз. За столом не было той теплоты, которая возникает, когда встречаются старые друзья. Мы все друг другу были чужие. Соединяла только память об Олеге Николаевиче, с которым в конце жизни дружили только я и Андрей Поздняев. Да и то каждый сам по себе, без пересечений судеб.

На «Пушкинской» коротко встретился с В.Г. Калининым. В этот раз он был какой-то загнанный административными хлопотами. Но необходимую мне бумагу подготовил.

Ночевал у Николая Офитова. Только на следующее утро, в разговоре сообщил ему о смерти В.Г. Цветкова. Николай Викторович искренне переживал. Все любили Владимира Георгиевича!

От «Арбатской» прошли до ЦДЛ и далее до Курского вокзала — этот маршрут по бульварам мне хорошо знаком — сколько по нему хаживал. Уже на Садовом кольце позвонила Шестинская. Прочитала в журнале мою статью об Олеге Николаевиче, и одобрила. И тут же стала увещевать, чтобы я меньше работал, а то надорвусь. Так на неё подействовало ознакомление на страницах «Вертикали. ХХI век с рубрикой «Наша хроника».

— Всё где-то ездишь. Так никаких сил не хватит. Ты береги себя.

Не знаю, как насчёт поездок, а вот беречь время для работы за письменным столом — это необходимо.

25- 26 января  Москва

* * *

Собрал своих, провёл правление. Без всяких дискуссий утвердили все мои предложения, в том числе и по награждению литературными премиями от Нижегородской областной организации Союза писателей России.

Дионисио Гарсия прочитал текст беседы. Пишет, что никаких ошибок и неточностей не нашёл.

27 января

* * *

Звонил Нине Николаевне, уточнял, как зовут незнакомых мне людей, которые были за столом. Оказывается, что дочь Дудина была рождена вне брака и у неё другая фамилия. Но меня поразила судьба самого Михаила Александровича. Оказывается, он дожил до 1995 года. В годы после переворота очень нуждался, бедствовал. Не мог издать книгу последних своих стихов. (После смерти поэта благотворители их всё-таки издали). Но даже похоронить его в Питере не разрешили. Нашёл упокоение где-то на окраине или вне города. Герой Социалистического Труда, прижизненная слава — и так всё закончилось. Так что у Олега Шестинского далеко не худшая литературная судьба.

Поздно вечером звонил Анатолий Анатольевич Парпара. Ему прислали рецензию на мою книгу «В предчувствии апокалипсиса». Очень высоко её оценивает, отрывки из текста мне зачитал. Но говорили, конечно, и на отвлечённые темы. Его исторические очерки идут в «Нашем современнике», но там уже другая редакция, чем была в «Вертикали. ХХI век».

Утром распечатал вёрстку книг для подачи документов в издательский совет. («Говорящее дерево», «Память сердца»). Всё вместе с сопутствующими документами с отцом Владимиром отвезли в министерство. Но оттуда мне сразу же перезвонили — есть замечания по оформлению бумаг. Завтра отвезём исправленное.

Не смог попасть на открытие выставки Володи Тулякова. Он звал, я твёрдо обещал быть, и уже поехал, но позвонила Ира — давление, нужны таблетки. Пришлось повернуть к дому. Жаль, что не поддержал хорошего человека.

28 января

* * *

Борис Селезнёв рассказал, что во время «Рождественских чтений» в областной библиотеке кто-то перед чтением своих стихов предложил почтить память ушедшего Владимира Цветкова. Все встали, только В.А. Шамшурин остался сидеть. Это мерзкое племя не способно примириться даже с мёртвым. И то, как они поступили с памятью наших ветеранов (в своё время снявших Валерия Анатольевича с поста председателя) — это не эпизод, а закономерность. Ничтожный, мстительный, бесталанный народ.

Борис принёс вопросы от корреспондентки газеты «Нижегородские новости». Всё о случившемся разделении в нашем Союзе писателей. Написал откровенный текст. А потом подумал — кому я и чего доказываю. Зачем дразню гусей. Ведь все знают цену этим проходимцам, и всё равно идут к ним. А другие не знают всей ситуации, и знать не хотят. Так для кого рвать сердце?

                о. Владимир Гофман организует от Нижегородской епархии (он сейчас там начальник отдела культуры) и Союза писателей литературный конкурс. Все переговоры идут через Селезнёва с моего одобрения.

29 января

* * *

Месяц пролетел. Но какой месяц! Ушёл Володя. Образовалось городское отделение Союза — плод московского предательства. Вышел 41-й номер «Вертикали. ХХI век». Прошёл обследование в больнице. Подготовил книги в издательский совет при правительстве Нижегородской области.

Посмотрели с А.В. Мюрисепом «Мещан» М. Горького. Постановка Вадима Данцигера. Современная режиссура, сценическое оформление, музыкальное. Но всё-таки больше в этом спектакле чего-то от представления, чем от драмы. Только Сергей Блохин работает глубоко, трагично, на эмоциональном пределе. Александр Сучков философичен, холоден и недостоверен (есть у Горького такие герои, созданные им для высказывания собственных идей, ходячие сборники цитат, а не люди).

Звонил Николай Павлович Мидов. У него в мастерской в бытовой комнате + 15, в большой, где работает + 13. «Всё слава Богу!» Я вспомнил, что мы хотели закончить интервью, да в последнюю встречу об этом забыли. Объяснил ему — я помнил, да решил его лишний раз не беспокоить.

Галина Алексеевна Скотина сейчас занята, работает для какой-то церкви, но «Кольку» не забывает, в голове держит. А значит, внутренняя работа, подготовительная, идёт. Так без неё в творчестве и невозможно ничего сделать.

31 января

______________________________________

ОБ АВТОРЕ


Валерий Викторович Сдобняко́в (род. 14 июля 1957, станция Нижняя Пойма, Красноярский край) — прозаик, публицист, главный редактор журнала «Вертикаль XXI век», председатель Нижегородской областной организации Союза писателей России. 

Его отец — уроженец Нижегородской губернии, происходил из крестьян и священнослужителей; мать — из дворянского рода Малороссии. В 1962 году семья переехала в Горький, где В. В. Сдобняков по окончании средней школы работал на заводе слесарем механосборочных работ.

В 1975—1977 годы служил в рядах Советской Армии (9-я радиотехническая бригада 16 корпуса Московского округа ПВО), уволен в запас в звании сержанта.

Учился во Всесоюзном заочном институте советской торговли (торгово-экономический факультет, специальность — экономика торговли).

В 1980-е годы совершил поездки по республикам СССР — в Молдавию, Украину, Латвию, Казахстан, Азербайджан, Узбекистан, Киргизию, Грузию, Абхазию, Дагестан. В феврале 1994 в Москве, во время участия во Всероссийском совещании молодых писателей (семинар В. Г. Распутина), по рекомендации писателей, лауреатов государственных премий В. Г. Распутина, С. И. Шуртакова, С. А. Иванова и критика М. П. Лобанова был принят в члены Союза писателей России.

В 1997—1999 годы жил и работал в Ульяновске и Тюмени. С 2001 года — главный редактор литературного альманаха «Вертикаль», литературно-художественного журнала «Вертикаль. XXI век». Журнал отмечен премией Нижегородской области имени М. Горького (2004) и всероссийской премией Александра Невского (2015), многими другими наградами.

В 2012 году избран председателем Нижегородской областной организации Союза писателей России (переизбран в 2017 году).

Входит в состав Издательского совета Нижегородской области, координационного совета по патриотическому воспитанию и подготовке граждан к военной службе в Нижегородской области, постоянно действующей рабочей группы по совершенствованию законодательства о некоммерческих организациях при Законодательном Собрании Нижегородской области, Общественного совета при Министерстве культуры Нижегородской области. Член Комитета по организации и проведению празднования 150-летия со дня рождения А. М. Горького, комиссии по присуждению премий Нижегородской области имени А.М. Горького и «Болдинская осень».

Первые публикации заметок, статей, репортажей состоялись в окружной армейской газете «На боевом посту», в период службы в армии. Учась в институте, публиковал в вечерней городской газете «Горьковский рабочий», в центральных изданиях СССР («Учительская газета», журнал «Рабоче-крестьянский корреспондент») рассказы, новеллы, литературные и театральные рецензии, статьи по вопросам искусства и культуры. Был участником литературного объединения «Воложка» (руководитель — член Союза писателей СССР В. А. Николаев).

В 1980-е годы публиковал повести, художественные очерки, рассказы в газете «Нижегородская правда», «Курьер», в журнале «Речной транспорт», в 1990-е — в газетах «Профсоюзная трибуна», «Православное слово», «Очарованный странник», «Земля нижегородская», «Нижегородские новости».

Сборники публицистики В. В. Сдобнякова удостоены премий:

  • «Обретение России» (2003) — премии Нижнего Новгорода (2004);
  • «Сопротивление нелюбви» (Н. Новгород, 2006) — премии Нижнего Новгорода (2007), Всероссийской литературной премии «Хрустальная роза Виктора Розова» (2006), Международной премии имени М. А. Шолохова (2008)
  • «Возвращение» (2011) - премия имени А.М. Горького (2012)
  • «Память сердца» (Н. Новгород, 2017) — Золотой диплом VIII Международного славянского литературного форума «Золотой Витязь».

Книга художественной прозы отмечена:

  • «Говорящее дерево» (Н. Новгород, 2014) — Золотой диплом VI Международного славянского литературного форума «Золотой Витязь».

Награды:

  • Премия Нижегородской области им. А. М. Горького (2004, 2012).
  • Премия Нижнего Новгорода (2004, 2007).
  • Благодарственное письмо: Законодательного Собрания Нижегородской области (2004), Правительства Нижегородской области (2011).
  • Международная премия им. М. А. Шолохова (2008).
  • Всероссийские премии:
    • «Хрустальная роза Виктора Розова» (2006);
    • «Белуха» им. М. Гребенщикова (2012);
    • Святого Благоверного Великого Князя Александра Невского (2015).
  • Медаль Пушкина (государственная награда, Указ Президента РФ № 1605 от 12 декабря 2011.).
  • Почётные грамоты Законодательного Собрания Нижегородской области (2011, 2012, 2014), Нижегородской области (2016).
  • Почётный диплом Губернатора Нижегородской области (2014).
  • Почётный знак главы города Нижнего Новгорода (2017).
  • Медаль «Василий Шукшин» (2017).
  • Архиерейские грамоты митрополита Нижегородского и Арзамасского (2011, 2014, 2017).
  • Диплом митрополита Волгоградского и Камышинского Германа (2002).
  • Литературная премия имени Н.И. Рыленкова (2017)

* * *

СЛАВЯНСКАЯ ИДЕЯ И СЛАВЯНСКОЕ ДВИЖЕНИЕ В РОССИИ 

По академическому образованию я военный социолог. Как известно, социоло́гия – наука об обществе, составляющих его системах и закономерностях функционирования и развития, социальных институтах. В 2014 году я написал книгу «Славянская идеология», в которой проследил историю развития международного славянского движения, его основные задачи и направления. Постараюсь выделить главные мысли этой монографии.

В мире этно-социальных идей существует строгая иерархия, которую можно выстроить по возрастающей: индивидуализм, национализм, цивилизационная идея (германизм, тюркизм, славизм и т.д.), расизм, интернационализм. Каждая из них имеет свои цели и задачи. Наиболее влиятельная – национализм[1] (фр. nationalisme) – идеология и направление политики, базовым принципом которых является тезис о ценности нации как высшей формы общественного единства и её первичности в государствообразующем процессе. Проявления крайнего национализма – нацизм, связанные с этнической, культурной и религиозной нетерпимостью, включая разжигание межнациональной розни и этническую дискриминацию, относятся к международным правонарушениям.

Интернационализм (от лат. inter – между и natio – народ: международный) – идеология солидарности народов и рас. Для развития интернационализма создана Организация объединенных наций и другие глобальные институты. В Советском Союзе доминировало воспитание советского народа в духе интернационализма, непримиримости к любым проявлениям национализма и шовинизма.

Между этими антагонистическими идеологиями находится идея, стоящая на страже цивилизации. Русский мыслитель Николай Яковлевич Данилевский (1822-1885) в книге «Россия и Европа» (1868 г.) дал следующее определение цивилизации: это социальная общность, которая, обладая известной локальностью, единообразием условий существования, особенными связями и внутренними структурами, сложились в организацию, отличную от других по индивидуальным видовым признакам. Он выводит пять общих объективных законов цивилизации:

Закон 1. Всякое племя или семейство народов, характеризуемое отдельным языком или группой языков, довольно близких между собою для того, чтобы родство их ощущалось непосредственно, без глубоких филологических изысканий – составляет самобытный культурно-исторический тип.

Закон 2. Дабы цивилизация могла зародиться и развиваться, необходимо, чтобы входящие в нее народы пользовались политической независимостью.

Закон 3. Начала цивилизации одного культурно-исторического типа не передаются народам другого культурно-исторического типа.

Закон 4. Цивилизация только тогда достигает полноты, разнообразия и богатства, когда разнообразны этнографические элементы, ее составляющие. Когда они, не будучи поглощены одним политическим целым, пользуясь независимостью, составляют федерацию или политическую систему.

По Н.Я. Данилевскому культурно-исторические типы соответствуют великим лингво-этнографическим семействам. Семь таких семейств: санскритское, иранское, эллинское, латинское, кельтское, германское и славянское принадлежат к арийской общности... Вся историческая аналогия говорит, следовательно, что и славяне могут и должны образовать свою самобытную цивилизацию, что славянство есть термин одного порядка с эллинизмом, латинством, европеизмом, – такой же культурно-исторический тип, по отношению к которому Россия, Чехия, Сербия, Болгария должны иметь тот же смысл, какой имеют Франция, Англия, Германия, Испания по отношению к Европе… Более или менее тесная связь, – будет ли то федерация, или только политическая система государств, – может и должна существовать только между членами одного культурно-исторического типа, и лишь искусственно и не иначе, как к общему вреду, может распространяться далее пределов того же типа... Общечеловеческой цивилизации не существует и не может существовать, потому что это была бы только невозможная и вовсе нежелательная неполнота. Всечеловеческой цивилизации, к которой можно было бы примкнуть, также не существует и не может существовать, потому что это недостижимый идеал, или, лучше сказать, идеал, достижимый последовательным или совместным развитием всех культурно-исторических типов...»[2].

Мир стоял, стоит и будет стоять на цивилизациях. Славянская цивилизация составляет ядро индоевропейской общности и базируется на прочном фундаменте, заложенном ванами/венами, венедами/венетами, киммерийцами, скифами, сарматами, является одной из основ современного многополярного мира. Славянское единство является главным условием её существования как культурно-исторического типа. Непередаваемость славянской цивилизации выводится из таких понятий, как «славянский дух», «славянский образ жизни», которые являются уникальными. Без сохранения традиционных ценностей не устоит и сама цивилизация. Через всю историю тянется кровавый след противоборства между германской и славянской цивилизациями, основателем которых был первочеловек Ман/Ван (гаплогруппа R1 зародилась в Сибири – арийском Семиречье). Асы и ваны, кельты и иллиры постоянно соперничали друг с другом и на территории Европы. Еще в начале нашей эры предки славян: ваны-секваны-венеды-венеты жили в Западной Европе, Париж именовался Лютецией в честь лютичей.

В образовании и увеличении территории германской цивилизации[3] христианизация Европы играла громадную роль. Папство направляло на славянские, прусские и литовские племена крестовые походы, когда одним немцам бороться с ними было не под силу. Ватикан заставлял браться за оружие не только немецких его вассалов, не только Данию, но и польского, и чешского королей. Папа предавал анафеме несогласных с делом онемечивания, как предал Святополка Поморского за его противодействие Тевтонскому ордену в Пруссии, обогатившего Германию в территориальном отношении за счет славянских земель. Епископ Абсалон, предводитель датского войска, всегда ходил не с крестом, а с секирою в руке. Первой приняла христианство от Рима славянская Карантания, первой была и онемечена. Печальный итог христианизации Славии свидетельствует: откуда бы ни приходила и по чьему бы почину ни совершалась в славянских землях римско-католическая проповедь христианства, она приводила всегда к политическому возвышению германизма, ибо проповедники всегда, наряду с единым Богом, проповедовали и единого папу, и единого императора; наряду с установлением церковных десятин шло увеличение престижа германского императора, если не окончательное ему подчинение. Совершенно справедливо замечание А.А. Котляревского, что Оттон Бамбергский, посланный в качестве миссионера к поморянам польским королем Болеславом, провозгласил в стране только немецкого бога – бога империи. Этот немецкий бог и положил начало погибели славянского Поморья. Хотя, по церковным сведениям, еще в 1751 г. в городе Люнебурге на севере Восточной Германии в храмах проводились богослужения на славянском языке – это уже были последние предсмертные вздохи некогда великой славянской общности. Как свидетельствуют средневековые хроники, в том числе и немецкие, под видом христианизации язычников шло их массовое убийство и ассимиляция. В итоге Западная Европа превратилась в кладбище славянских народов. Несмотря на частые восстания и неоднократные изгнания германцев за Эльбу, императоры Священной Римской империи вновь и вновь принуждали славян к покорности, отбирали у них землю и отдавали во владение немецким колонистам, баронам, графам и христианским монастырям.

А.Ф. Гильфердинг в брошюре «Памятники наречия залабских древлян и глинян» (1856 г.) пишет: «В первой четверти нынешнего столетия окончательно вымерла славянская речь в восточном углу Ганноверского королевства в Люховском округе, который до сих пор известен в народе под именем Вендланда, славянской земли. От языка славян, которые занимали этот край и носили название древлян на западе и глинян на юго-востоке осталось только несколько памятников, записанных между 1691 и 1786 гг.»[4]. «Немцы, – пишет немецкий историк Гебгарди, – обратили множество свободных вендов в крепостных рабов и подчинили их произволу богатых землевладельцев, присвоили их земли и т.д. Язык вендов угасал уже в XV в. Жители обращены были в немцев и сохраняли только два признака национальной своей обособленности и племенного отличия от немцев – крепостное состояние (Leibeigenschaft) и суеверие»[5]. Тоже произошло и на севере Италии в Венетии/Венеции. Как крестили восточных славян тоже известно. Саксон Грамматик писал: «Киев – краса и гордость Греции». Даже имена русские люди должны были носить греческие, чтобы у народа напрочь отшибло память о былом.

С ослаблением защитных функций славянского мира, входящие в него страны и народы быстро становились легкой добычей воинственных наций и исчезли с политической карты мира. В Средневековье насчитывалось 60 славянских народов, сегодня – 16. Еще в ХХ веке к славянам относили литовцев. На стадии исчезновения лужицкие сербы в Германии. Эту воинственность воспитывали западные философы. Гео́рг Вильге́льм Фри́дрих Ге́гель – один из творцов немецкой классической философии – считал славян неисторической расой, судьбой предопределённой на духовное рабство у германской цивилизации и требовал для германцев всемирного главенства. Из философии Гегеля вытекает определение А. Гитлера: «Немцы – раса господ, славяне – масса рабов», которые должны были работать на третий Рейх и стать «удобрением для немецкой почвы». Отсюда стремление к мировому господству и у американцев – наследников и продолжателей дела германизма.

Славяне как могли противостояли этому германскому «давлению на Восток». Ярким примером славянского единства является Грюнвальдская битва с крестоносцами 1410 года, когда западные и восточные славяне соединили усилия для защиты своей земли. Славянскими федерациями были княжество Само, Великая Моравия, Славия, Киевская Русь, Россия, Речь Посполита, Чехословакия, Федеративная Республика Югославия, Советский Союз. В XIX веке певец славянской взаимности словак Ян Коллар написал: «Славянский народ стремится к своему первоначальному единству, как растение, достигшее своего цвета и плода, к своему семени и зерну. Славяне в наше время не только способны к общему союзу, которого не могут разорвать ни моря, ни земли и который невидимо обнимает все племена и наречия; славяне не только способны к такому литературно-духовному союзу, но он сделался даже для их большинства необходимой потребностью»[6]. Это стремление к единству славяне продемонстрировали и в ХХ веке. Включение славянской идеи в арсенал идеологической борьбы с нацистской Германией и её сателлитами принесло свои плоды. Славянское движение охватило все континенты. Только Американский славянский конгресс насчитывал 15 млн граждан США славянского происхождения. После победы во Второй мировой войне, руководство славянских стран активно поддержало идею создания Содружества независимых славянских государств, с которой выступил Советский Союз. Белградский славянский конгресс 1946 года определил цели и задачи этого движения, но славянская мечта так и осталась мечтой. Снова во главу угла была поставлена доктрина пролетарского интернационализма и мировое коммунистическое и рабочее движение.

Стремление к единству присуще славянам и в XXI веке. А какова в славянском движении роль современной России? Русский мыслитель Ф.М. Достоевский из XIX века напоминает нам: «У России есть две всемирно-исторические задачи: это славянство и православие». Как показал опыт Великой Отечественной войны, среди социальных идей для Советского Союза и России, как его преемницы, наиболее важными являются национальная – русская идея, цивилизационная – славянская идея и интернациональная идея, которые выражаются в близких и понятных словах: русские братья, братья славяне и все люди братья. Это великая Русская Тройка. Начавшееся после Победы игнорирование славянской политики, как внутренней, так и внешней, коммунистическим руководством Советского Союза, а затем и России, привело к тому, что почти все славянские страны оказались в сфере влияния германской цивилизации, граница которого в победном 1945 году проходила по Эльбе. За 70 лет НАТО и Европейский Союз обманом, подкупом и угрозами передвинули её на Донбасс, громогласно заявляя, что они будут защищать всех славян от российской агрессии. Увы, вся тысячелетняя история взаимоотношения славян и германцев, к сожалению, ничему не учит. Славянский мир переживает глубокий кризис доверия, к которому привела подмена славянской политики интернациональной, а славянских ценностей – общеевропейскими, т.е. германскими. Это вызвало всплеск национализма у западных славян. Польша возглавила новый славянский союз в виде Вышеградской группы, в которую вошли Чехия, Словакия, Венгрия. В него подтягивают Литву, Украину, чтобы воссоздать новую Рече Посполиту "от можа до можа" – голубая мечта польской шляхты. Оголтелая русофобия польских правительственных кругов преследует конкретную цель – унизить Россию, естественное ядро славянского мира. На Украине мечтают на месте Новороссии возродить Новую Хазарию с центрами в Днепре и Одессе и тоже видят в России главную угрозу для осуществления этой затеи. В Македонии, Сербии, Боснии и Герцеговине к власти пришли люди, которые смотрят больше в сторону Брюсселя и Вашингтона. Теперь США и НАТО стали для них «основным гарантом мира» на Балканах после того, как разодрали Югославию, разбомбили Сербию. А Россия потихоньку сворачивает свои проекты, надеясь компенсировать потери в славянском мире укреплением взаимовыгодных отношений с Филиппинами, Бразилией и другими экзотическими странами. Судьба еле теплящегося Союзного государства, которое создали Россия и Белоруссия под давлением славянской общественности – наглядное подтверждение отсутствия политической воли к созданию славянского содружества. Лучом света в этих славянских сумерках были визит в Россию первой женщины-президента Хорватии Колинды Грабар-Китанович в октябре и президента Чехии Милоша Земана с 140 бизнесменами в ноябре 2017 г. Возможно это первые ласточки, предвещающие поворот в российско-славянских отношениях. Время покажет.

Что же делать в этой ситуации славянской общественности России? Сплачивать свои ряды и бороться за создание содружества славянских государств и народов. Н.Я. Данилевский по этому поводу писал: «Что касается внешних врагов славян, которые, при сочувствии и содействии внутренних врагов, в австрийской или австро-турецкой федерации могли сделаться столь страшными для них, то и они теряют свое значение относительно Всеславянского союза, сил которого хватит на то, чтобы и волос не смел упасть с главы славянской». Славя́не, несмотря на все натиски и ассимиляцию, и сегодня – крупнейшая в Европе этноязыковая общность (старо-слав. словѣнє, белор. славяне, укр. слов'яни, болг. славяни, серб. И макед. словени, хорв. и босн. slaveni, словен. slovani, польск. słowianie, чеш. slované, словацк. slovania, кашубск. słowiónie, в.-луж. słowjenjo, н.-луж. słowjany). Славянские народы живут на обширной территории Центральной, Южной и Восточной Европы вплоть до Дальнего Востока России. Многочисленные славянские диаспоры проживают в государствах Западной Европы, Америки, Закавказья и Средней Азии. Общая численность славян: 300-350 млн. человек; из них около трети – русские (133-150 млн.). Выделяются три ветви: западные славяне (поляки, чехи, словаки, кашубы и лужичане), южные славяне (болгары, сербы, хорваты, боснийцы, македонцы, словенцы, черногорцы) и восточные славяне (русские, русины, украинцы, белорусы).

 

По Всероссийской переписи населения 2010 года 80 процентов населения позиционирует себя славянами, но к сожалению, в России никогда не было полноценной всероссийской славянской организации. Написать эту статью меня подвигло письмо Владимира Петровича Податева: «В Хабаровском крае, где я сейчас нахожусь, при переписи населения в 2010 году русскими себя обозначили 91,8%, а украинцами – 2,1% в сумме получается, что в Хабаровском крае почти 94% славян, и лишь 6% не славян. Для какой цели нужно объединять большинство? Какова идеология? Я с большим уважением отношусь и лично к Вам, и к вашей деятельности по объединению славян в иных странах, но идея объединить славян в России, где их 80%, выглядит не совсем серьезно. Нужна идеология для объединения славян! Но идеология такая, чтобы это не восприняли как противопоставление себя остальным 20% не славян». Владимир Петрович не одинок в этом мнении. В России никогда не было славянской организации с отделениями в большинстве регионов. Славянские кружки создавали в столичных городах представители интеллигенции. И прилипшее к ним название – славянофилы указывает на чужеродность. Славянофилами – любящими славян – могут быть французы или перуанцы, а клясться в любви к себе в России? Вопрос самоорганизации славян – вопрос жизни и смерти нашей культуры и нашего генофонда. Как ни печально признавать, но история западноевропейских славянских народов свидетельствует: если будем бездействовать со временем вполне можем стать этническим меньшинством на своей же земле и вообще исчезнуть в пучине истории. Наглядный пример – братская Черногория. Вопреки воле народа, заменили кириллицу на латиницу, национальной денежной единицей сделали евро, в 2017 году насильно втащили страну в НАТО. Везде на рекламных щитах написано не Черногория, а на западный манер – Монтенегро. Так балканские черногорцы становятся монтенеграми. 

Некоторые ссылаются на самодостаточность русского движения. Но у русских общественных организаций свои проблемы. Ещё Ф. Достоевский писал о русской нации как о необыкновенном явлении в истории человечества. «Характер русского народа до того не похож на характеры всех современных европейских народов, что европейцы до сих пор не понимают его и понимают в нем все обратно». И спустя век ничего не изменилось. Отсюда эта вечная русофобия, вечные страхи и стремление во что бы то ни стало покончить с русскими. Пока не получается, но ухо нужно держать востро и порох сухим. У казачества, ряды которого значительно поредели за годы советской власти – свои проблемы, для решения которых требуются сплоченность и большие усилия общественности. Государственные структуры славянскую идею тоже игнорируют. Институт славяноведения Российской академии наук никуда вести славян не собирается. А кто будет хотя бы на идеологическом фронте защищать интересы славянского мира, целостность славянской цивилизации, её культурные традиции и нравственные идеалы? В конце ХХ века опасность уничтожения славянской культуры заставило людей разных политических и религиозных взглядов объединяться в славянские общины. В 1998 году на Всеславянском съезде в Праге был создан Славянский комитет России. 24 марта 2012 г. в Москве на учредительном съезде была создана всероссийская общественная организация «Славянское движение России» как региональное отделение Международного союза общественных объединений «Всеславянский Собор», который в 2015 году сменил название на – Всеславянский Союз. В соответствии со статьёй 9 Закона об общественных объединениях России [Глава I] оно является не имеющим членства массовым общественным объединением. Высшим руководящим органом Славянского движения России является съезд, постоянно действующим руководящим органом – подотчетный съезду Славянский Комитет России, который, в случае государственной регистрации СДР, осуществляет права юридического лица в соответствии с уставом. В отличие от партий, общественное движение не ставит своей целью завоевание и осуществление политической власти, открытого контроля над ней. СДР занимается политической деятельностью лишь постольку, поскольку это необходимо для выполнения уставных задач по укреплению дружбы и сотрудничества между славянскими странами и народами методами народной дипломатии.

СДР в своей деятельности также неукоснительно руководствуется ст. 28 Конституции Российской Федерации. Каждому его участнику гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними. Незыблемым для СДР является и положение Всеобщей декларации прав человека (ст. 19): «Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их. Это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ». Каждому участнику СДР гарантируется свобода слова и мнений. Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом» ("Конституция Российской Федерации", ст. 29)

Важной задачей славянского движения является возрождение культурных традиций. За стремлением подрезать историю России октябрем 1917 года, её крещением 988 года или днем рождения Христа, которое так и не удалось пока точно установить, явно просматривается неуемное желание лишить народ исторической памяти и традиционной культуры, и насадить свои, вопреки предупреждению Данилевского, что начала цивилизации одного культурно-исторического типа не передаются народам другого культурно-исторического типа. Поэтому периодически летят назем с храмов колокола, а с рипейских маковок – кресты со всеми вытекающими последствиями, вопреки археологическим фактам: крест – арийский символ Гипербореи. Еще шесть тысячелетий до н.э. на территории России существовала самарская культура, символом которой тоже был крест. Она распространилась по Евразии от Тихого океана до Атлантики, в том числе и на Ближний Восток. Поэтому русский народ воспринял православную христианскую веру благосклонно.

19 декабря 2017 г. заседание Славянского Комитета России положило начало подготовке ко II съезду Славянского движения России. Главная задача СКР – продолжить структурное строительство, создать отделения в половине регионов Российской Федерации и зарегистрировать организацию в Минюсте РФ. Для этого необходимо создать координационные советы в каждом федеральном округе, крае, республике, которые бы отвечали за организацию отделений СДР в регионах. Условия их образования определены Законом об общественных объединениях: не менее трех человек собираются, протоколируют свое решение. Славянскую идею разделяют и поддерживают многие общественные объединения. Необходимо в организаторской работе опираться на общественные палаты регионов, общественные советы федеральных округов, Общественную палату РФ, патриотические и профессиональные союзы, на государственных, политических, религиозных и общественных деятелей, разделяющих наши взгляды. В этом направлении строят свою кадровую политику Изборский клуб патриотов, Международная Славянская Академия, Международная ассоциация славянских исследователей и другие организации. Важно объединить усилия, выявить в регионах лидеров, которые могли бы повести за собой. Поиск славянских общин выявил, что Москва и Московская область, Санкт-Петербург, Краснодарский и Ставропольские края лидируют по количеству организаций. Есть надежда, что подготовка к съезду будет способствовать развитию славянского движения на Урале, в Сибири и Дальнем Востоке. Желаю всем успеха!

Н.И. Кикешев,

председатель Славянского комитета России,

академик Международной славянской академии

 

 


[1] На́ция (от лат. natio – племя, народ) – социально-экономическая, культурно-политическая и духовная общность с единым языком и самосознанием.

[2] Данилевский Н.Я. Россия и Европа. С. 104. 

[3] В XXI векенароды германской группы населяют Центральную, Западную, Северную Европу и разделяются на две подгруппы – западную (немцы, австрийцы, люксембуржцы, эльзасцы, голландцы, фламандцы, фризы, англичане, шотландцы, ольстерцы) и северную (шведы, датчане, норвежцы, исландцы, фарерцы).

 

[4]Там же.

[5] Gebhardi. Geschichte tier Wendischen Staaten. I. Р. 156.

[6] Данилевский Н.Я. Россия и Европа.

 

***

Что же такое роман-эпопея

 

Мои мысли не претендуют на полноту и безапелляционность и могут подвергаться сомнению.

В литературоведении нет однозначного мнения о том, по каким признакам определить, что вот эта книга - точно роман-эпопея, а эта - нет. Я же предпочитаю четкую трактовку понятия «роман-эпопея». Этот жанр должен обладать чертами эпоса и романа. От романа достается широкий круг персонажей, десятки сюжетных линий, сквозные темы, от эпоса - описание войн, баталий, исторические деятели, темы гражданской совести, национальной идеи, патриотизма.

Роман-эпопея пишется на стыке романа и исторической хроники, помимо маленьких личностей, чьи страсти, переживания автор живописует, показываются исторические деятели, панорама сражений, могут цитироваться документы.
Автор может делать большие лирические отступления, его мысль свободна и всеобъемлюща.

Таким образом, роман-эпопея - высшая форма прозы, доступная перу не каждого писателя.

На мой скромный взгляд, выше приведенной трактовке соответствуют в полной мере только четыре произведения – «Война и мир» Льва Толстого (4 тома, в которых жизнь героев протекает на фоне Отечественной войны 1812 года), «Тихий Дон» Михаила Шолохова (4 тома, в которых жизнь героев протекает на фоне Гражданской войны 1918-1920 годов), «Красное колесо» Александра Солженицына (4 тома, в которых жизнь героев протекает на фоне Первой Мировой войны), «Отверженные» Виктора Гюго (3 тома, в которых жизнь героев протекает на фоне революции 1830 года). С небольшими оговорками можно причислить к этому жанру «Живые и мертвые» Константина  Симонова (жизнь героев протекает на фоне Великой Отечественной войны), «Жизнь и судьба» Василия Гроссмана (жизнь героев протекает на фоне Великой Отечественной войны), «Путь Абая» Мухтара Ауэзова (жизнь героев протекает на фоне восстаний казахского народа против российского самодержавия во второй половине XIX века) , «Унесенные ветром» Маргарет Митчелл (жизнь героев протекает на фоне Гражданской войны в США), «Хождение по мукам» Алексея Толстого (жизнь героев протекает на фоне Гражданской войны 1918-1920 годов), «Ярмарка тщеславия» Уильяма Теккерея (жизнь героев протекает на фоне войны Англии с Наполеоном). 

Если присмотреться внимательно, во всех названных произведениях одна и та же, роднящая их, фабула. Обычные люди, такие же как мы с Вами, неважно, дворяне или крестьяне, люди абсолютно любого сословия и социальной прослойки, живут своими страстями, любят, размышляют, плетут интриги. Жизнь бурным потоком заносит их в водоворот глобальных исторических событий, будь то революция, война, восстание, освободительная борьба или любое другое социально резонансное событие. И вот уже наши маленькие в свете мировой истории герои едва не теряются среди личностей большого масштаба - полководцев, политиков, правителей. Но хороший романист-эпопеист никогда не оставит в стороне ни одну из многочисленных сюжетных линий романа, а в конце романа он вернет нас к своим маленьким героям. Суть романа-эпопеи хорошо определил Лев Толстой: это всегда война и мир, две стихии, в которых пребывают большие и маленькие герои, в одинаковой мере важные для автора.

Многие читатели относят к романам-эпопеям цикл Эмиля Золя «Ругон-Маккары» и «Сагу о Форсайтах» Джона Голсуорси. По моему опять же скромному мнению это не так – для этих серий романов Ромен Роллан придумал термин «роман-река». Тома и части в романе-эпопее органически связаны, немыслимы друг без друга, в то время как романы из циклов Золя и Голсуорси можно читать вне связи друг с другом, как отдельные романы. А попытка назвать роман Джона Толкина «Властелин колец»  эпопеей вообще не выдерживает критики. Роман этот, конечно, монументальный, но он повествует о вымышленном мире и не имеет отношения к происходившим в реальной истории событиям.

Так, мы видим перед собой другой признак романа-эпопеи - историчность, реалистичность.

Еще один немаловажный признак любого романа-эпопеи - называемая или подразумеваемая в произведении объединяющая страну национальная идея. Национальная идея - это самый главный мотив, ради которого романист берется за эпопею.

Вот почему Толстой написал «Войну и мир»? Он хотел написать роман «Декабрист», потому что желал ответить на вопрос: почему люди бунтуют, как в 1825 году? Может, это заложено в русской душе? И написал начало романа. Но пришлось заглянуть вглубь истории, в 1805 год. Не сразу же бунтарство проявилось. 

Искал, искал в архивах, и декабристы ему стали неинтересны, потому что их идеи были чужими идеями, привезенными офицерами из Парижа в 1814 году, европейскими либеральными идеями. 

Не национальное это, не русская идея. А русская идея в чем-то другом.

И Толстой начал искать. Описал историю двух семей на фоне глобальных событий. 

И выяснилось, что русская идея – в любви к Родине, какой бы она, страна, в которой ты живешь, ни была, в целостности государства. Именно поэтому крестьяне не прельстились соблазнами французов и, прежде всего, защищали не господ, которые так и не дали волю народу, а свою землю, страну. 

Вот это русская идея. Сила русского характера – в стремлении биться за Родину до победного конца, сохраняя ее целостность. 

Вот почему эпопея об Отечественной войне 1812 года удалась: потому что Толстому удалось вытащить из пластов истории коренную идею русского народа. 

Почему Шолохов написал «Тихий Дон»? Он был коммунистом и хотел объяснить, как казаки пришли к революции, как влились в нее, хотел выяснить, заложен ли в казаках революционный дух. 

Начал писать роман «Задонщина» о корниловском мятеже как начале вливания казаков в революцию, но задача не дается. Истоки надо искать в 1912 году, когда казачество еще оставалось патриархальным. 

И вот что выяснилось, когда Шолохов описывал историю двух семей на фоне глобальных событий. Казаки не хотели перемен, все их устраивало, и деятельность Штокмана была незаметна, это хорошо видно в первом томе. 

Революция пришла извне и застала казаков врасплох: они привыкли защищать свою землю, это русская идея, но от кого защищать, когда брат идет на брата? И пошла бессмысленная бойня. 

И теперь главная задача, когда Шолохов вслед за Толстым вновь определил русскую идею, главная задача состоит в том, чтобы показать трагедию войны, что человек мечется и не может понять, с кем ему быть, и в личной жизни, и в политике. Так война дала миру русского Гамлета – Григория Мелехова. 

Как коммунист, Шолохов, вероятно, так не думал, считая по-прежнему, что национальной идеей стал пришедший из Европы марксизм, а вот на вопрос о русской идее ответил (только в романе, конечно же) именно таким образом: русская идея – защита целостного государства, в опасности, когда идет гражданская война. 

Так он ответил, потому что был не только коммунистом, но и художником. Есть два разных Шолохова: политик (вот почему он мало писал, ведь с 1932 года Шолохов состоял в ВКП(б), с 1937 года до конца жизни – депутат Верховного Совета СССР), и писатель. 

Русская идея заключалась не в революционности, чуждом понятии для русского человека. Русская идея состояла в стремлении защищать Родину, в масштабах, почти равных масштабам Российской Империи, вот почему именно на этом ставил акцент в своих выступлениях времен Великой Отечественной войны гениальный, не побоюсь этого слова, политик Иосиф Сталин. 

Вот почему мы победили в двух войнах 1812 года и в 1941-1945 годах, а в Гражданской войне проиграли самим себе. Потому что Гражданскую войну выиграть невозможно: от кого землю защищать? От себя? 

И в 1993 году мы проиграли без войны, потому что тогда была попрана русская идея. Нет целостной страны. 

Гюго, автор французской эпопеи «Отверженные», тоже искал свою, французскую, идею и по-своему ответил на вопрос о национальной идее. Так вот, он применял интересный прием, который, так или иначе, применяли Толстой и в меньшей степени Шолохов. Он соотносил Наполеоновские войны и революции во Франции с реальностью, показывал сходство и различие, говорил, что тогда народ шел за французской идеей, а сейчас, в момент написания романа, он лишился ее. 

Авторы эпопей всегда помимо романтической линии в жизни обычных людей, попавших в горнило войны, старались показать глобальные события и личность великого человека, стремящегося воплотить национальную идею, направляющую народ на ее воплощение. 

У Гюго это Наполеон, потому что он воплотил идею французского народа - Свобода, Равенство и Братство. Поэтому у Гюго это один из главных героев романа-эпопеи. 

У Толстого - Кутузов, потому что он направляет народ на воплощение русской идеи - защиту целостности государства.

У Шолохова это Корнилов, потому что его попытка переворота – это, как сказано в Корниловской программе, составленной им и другими офицерами в Быховской тюрьме, попытка противопоставить слабой власти либерального Временного правительства сильную, твердую власть, обеспечивающую целостность страны в границах Российский империи до 1917 года. Таким поборником русской идеи Корнилова видел Деникин, таким он предстает и в романе-эпопее «Тихий Дон», что вызвало критику со стороны всех представителей власти, кроме одного человека – Сталина. Именно Сталин разрешил печатать роман, несмотря на явный подтекст. 

Но эта русская национальная идея, замеченная еще Львом Толстым, захлебнулась в крови революции. 

А сейчас, в современной России, осколке великой некогда страны, случись что, найдется такой вот один из героев эпопеи? Вряд ли. 

Подобный Наполеону Гюго, Кутузову Толстого, Корнилову Шолохова, такой человек очень нужен России.

Аскар МУКАЕВ


Биография

МУКАЕВ АСКАР

(Казахстан)

 

Я, Мукаев Аскар Бактыгалеевич, родился 2 августа 1985 года в селе Затонное Илекского района Оренбургской области Российской Федерации. Учился в средней общеобразовательной школе в селе Затонное. Окончив 11 классов, учился в педагогическом колледже в городе Оренбурге, затем - в Оренбургском Государственном Педагогическом Университете. И колледж, и университет - по специальности "Учитель начальных классов". В 2012 году я приехал в Казахстан, в Астану. Устроился работать учителем начальных классов в гимназии № 83, где работаю и по сей день. Счастливо женат, воспитываю сына.
Стихи я начал писать в 9 лет, тогда это были примитивные творения незрелого автора. В средней школе бросил писать, но способность к литературному творчеству сохранялась. В 20 лет вернулся к стихам, стал писать по несколько стихотворений в день. Четыре года, с 20 по 22 год моей жизни, были самыми плодотворными. Мой любимые поэты - Есенин, Пушкин, Лермонтов, Лермонтов, Багрицкий, Че Гевара. Многие мои стихи написаны под их влиянием.
Закончить автобиографию хотел бы словами моего стихотворения:
"Хочу, чтоб не было проблем,
Чтоб Счастье другом было всем,
Чтобы Любовь была законом,
Единым, вечным словом."

Общеписательская Литературная газета № 6(103), июнь 2018
ОЛГ № 6/2018

Последние обновления:

09.07.2018. 8 июля 2018 года на 85-м году жизни скончался Валерий Николаевич Ганичев. Публикуем его биографию и одно из самых глубоких интервью с ним, опубликованное в ноябре 2006 года в газете "Московия литературная", из которого становится понятна роль Валерия Николаевича в возрождении русского самосознания в советское и постсоветское время. http://m-s-p-s.ru/news/2758

08.07.2018. Исполком Международного сообщества писательских союзов сердечно поздравляет известного российского писателя, историка и юриста Александра Григорьевича Звягинцева с 70-летним юбилеем и желает ему крепкого здоровья, семейного благополучия и новых творческих достижений! http://m-s-p-s.ru/news/2757

06.07.2018. К 90-летию со дня рождения выдающегося русского советского писателя Валентина Пикуля (13.07.1928-16.07.1990). Статья «ПЕРОМ и ШПАГОЙ». http://m-s-p-s.ru/news/2756

03.07.2018. Предлагаем к прочтению дневник русского писателя, председателя Нижегородской областной организации Союза писателей России Валерия Сдобнякова. http://m-s-p-s.ru/news/2754

02.07.2017. 22 июня 2018 г. Басманный районный суд города Москвы закрыл уголовное дело, целью которого было доказать, что писатели владеют Домом Ростовых незаконно и что наш писательский Дом нужно отдать Росимуществу. Подробности – в статье заместителя председателя МСПС Владимира Середина. http://m-s-p-s.ru/news/2753

30.06.2018Вышел из печати очередной номер «Общеписательской литературной газеты» № 6, июнь 2018. Содержание номера и ссылка на pdf-файлhttp://m-s-p-s.ru/news/2755  

29.06.2017«Ода русскому слову» – книга о Семёне Шуртакове. http://m-s-p-s.ru/news/2752

28.06.2018. Новое интервью Сергея Шаргуноваhttp://m-s-p-s.ru/news/2750

26.06.2018. ПАМЯТИ ВЫДАЮЩЕГОСЯ ПОЭТА СОВРЕМЕННОСТИ АНДРЕЯ ДЕМЕНТЬЕВА. Большое эссе и редкие архивные фотографии. http://m-s-p-s.ru/news/2749

25.06.2018. СУДЬБА ПИСАТЕЛЯ-ВЕТЕРАНА… К 100-летию со дня рождения русского писателя из Днепропетровска Дмитрия Зуба. http://m-s-p-s.ru/news/2748

19.06.2018. Чествование поэта-витязя Валерия Латынина в связи с 65-летиемhttp://m-s-p-s.ru/news/2751

10.06.2018. Писатели города на Днепре почтили гения русской поэзии А.С. Пушкина в день его рождения. http://m-s-p-s.ru/news/2747

06.06.2018. В городе Видное Московской области прошла церемония награждения московской областной литературной премии имени Евгения Зубова. Это – старейшая и одна из самых престижных литературных премий Московской областиhttp://www.m-s-p-s.ru/news/2745

05.06.2018Чем не устраивает Россия коммерчески успешного российско-грузинского писателя Бориса Чхартишвили (Акунина)? Его книгами завалены все прилавки. Здесь он стал знаменитым и богатым. И хотя его опусы многие резко критиковали, никто ему «творить» не мешал. Если бы его книги не покупали, смог бы он обосноваться во Франции? http://www.m-s-p-s.ru/news/2743

04.06.2018Как прошёл Пушкинский праздник поэзии в Большом Болдино, что интересного увидели там наши поэты, какой подарок преподнесло Международное сообщество писательских союзов музею-заповеднику А.С.Пушкина «Болдино» - об этом читайте в репортаже известной поэтессы Дианы Кан. http://www.m-s-p-s.ru/news/2742

03.06.2018Новый номер журнала «Поэзия. XXI век от Рождества Христова» (№1/2018), выпускаемого в рамках издательской программы МСПС, был представлен на Красной площади. Кто из подмосковных писателей читал стихи на главной площади страны? Как подмосковичи отблагодарили руководство Союза писателей России за возможность работать на стенде Союза? – об этом читайте в статье http://www.m-s-p-s.ru/news/2741

02.06.2018Как живёт русский писатель в провинции? Что сердце его тревожит? Какие думы одолевают? Об этом лучше всего расскажут его дневники. Предлагаем вам фрагмент из готовящейся к изданию книги литературного дневника «Искры потухающих костров. Разворачивая свиток времени» председателя Нижегородской областной организации Союза писателей России Валерия Сдобнякова. http://www.m-s-p-s.ru/news/2740

01.06.2018. Писателям с одной фамилией 130 лет на двоих. Народному писателю Чувашии Денису Гордееву – 80 лет, а его дочери – поэту, художнице и журналисту Светлане Гордеевой – 50. http://www.m-s-p-s.ru/news/2739

31.05.2018Вышел из печати очередной номер «Общеписательской литературной газеты» (№ 5, май 2018)http://www.m-s-p-s.ru/news/2737

28.05.2018. Памяти русского поэта и патриота из Днепропетровска, ветерана Великой Отечественной войны, кавалера ордена Богдана Хмельницкого, полковника Николая Милаша. http://www.m-s-p-s.ru/news/2738  

27.05.2018. Исследование романа М.Шолохова «Тихий Дон» и проблемы казачества системным методом, опираясь одновременно на филологию, историю, философию, психологию, этнографию, привело доктора философии Анну Гранатову к интересным выводам, ибо попытка увидеть в казачестве лишь "историю",  или "военное дело", или "фольклор", или "литературные символы" (что сейчас и принято) приводят к поверхностным суждениям. http://www.m-s-p-s.ru/news/2736

25.05.2018. Лауреатами Патриаршей литературной премии 2018 года стали Владимир Костров, Константин Ковалев-Случевский, Виктор Потанин. http://www.m-s-p-s.ru/news/2734

23.05.2018Кузбасские писатели высказались против чиновничьего бескультурья и диктата. http://m-s-p-s.ru/news/2735

19.05.2018. Очередное общее годовое собрание МСПС: финансовые показатели растут, увеличиваются расходы на издательские программы и помощь писателям. http://www.m-s-p-s.ru/news/2733

18.05.2018. Смердяковы наших дней. Как российские либерал-литераторы поносят Россию в западных СМИ. http://m-s-p-s.ru/news/2732  

17.05.2018. В Казани состоялся творческий вечер видного башкирского писателя-сатирика Марселя Салимова. http://m-s-p-s.ru/news/2731

16.05.2018В Москве открылся Культурный центр Андрея Вознесенского http://m-s-p-s.ru/news/2730

15.05.2018Круглый стол: «Тема подвига в детском литературном творчестве» http://m-s-p-s.ru/news/2729

14.05.2018На скрижалях времени. По страницам литературно-художественного журнала «Вертикаль. XXI век». http://m-s-p-s.ru/news/2728

13.05.2018. А полковник-то не настоящий! Поэт Владимир Кучерь (Москва) делится своими впечатлениями о XV съезде Союза писателей России. http://m-s-p-s.ru/news/2727

12.05.2018Леонид БОРОДИН: «СЧИТАЮ СЕБЯ РУСИСТОМ». Интервью главного редактора газеты «День литературы» Владимира БОНДАРЕНКО с выдающимся русским писателем современности Леонидом БородинымК 80-летию со дня рождения Леонида Бородина (1938-2011) (Из архива «Дня литературы» №4(68),  2002 г.) http://m-s-p-s.ru/news/2726

11.05.2018. Беспрецедентное для постсоветских стран по уровню поддержки писателей и литературы Постановление подписал Президент Республики Узбекистан Шавкат Мирзиёев. Многие российские писатели мечтают о чём-то подобном. Правда, когда наше государство в лице советника Президента России В.И. Толстого предложило на XV съезде Союза писателей России избрать председателем Союза Сергея Шаргунова, большинство делегатов с негодованием отвергли это предложение, лишив себя и обещанной материальной помощи.Странные люди – наши писатели (прежде всего, делегаты Съезда): с одной стороны постоянно упрекают государство в отсутствии помощи, а с другой стороны «плюют в руку», предлагающую эту помощь…  http://m-s-p-s.ru/news/2725

11.05.2018. Народный поэт Узбекистана Сирожиддин Саййид возглавил Союз писателей Узбекистана и будет воплощать в жизнь беспрецедентную по масштабам программу поддержки писателей, принятую накануне Президентом Республики.  http://m-s-p-s.ru/news/2724

10.05.2018. Станислав Куняев рассказывает о том, как Вячеслав Огрызко (главред «Литературной России») де-факто стал идеологом нынешнего Союза писателей России http://m-s-p-s.ru/news/2723

09.05.2018. Гениальная эпитафия Сергея Михалкова «Имя твоё неизвестно, подвиг твой бессмертен» – история создания. http://m-s-p-s.ru/news/2722  

08.05.2018Поэтессы-казачки представили свои стихи на презентации альманаха «Казачка» – первого в истории России поэтического сборника женской казачьей поэзии. Читайте репортаж об этой презентации, а также исторический экскурс, посвящённый русским казачкам.  http://m-s-p-s.ru/news/2721

07.05.2018При организационной поддержке Нижегородской областной организации Союза писателей России подготовлена к печати книга «Гражданская война и Нижегородский край» http://m-s-p-s.ru/news/2720

06.05.2018. Новым председателем Союза писателей Казахстана избран поэт Улугбек Есдаулет. http://m-s-p-s.ru/news/2719

05.05.2018Известный прозаик, Секретарь Союза писателей России, вице-президент Международной ассоциации прокуроров Александр Звягинцев представил в Совете Европы фильм Константина Хабенского "Собибор", в котором сам выступил в качестве креативного и ассоциативного продюсера. http://m-s-p-s.ru/news/2718

04.05.2017Первое Всероссийское собрание маринистов – деятелей литературы и искусства. http://m-s-p-s.ru/news/2717

03.05.2018Вышел в свет первый в 2018 году номер журнала нижегородской писательской организации «Вертикаль. ХХI век» (№ 53, 2018 г.) http://m-s-p-s.ru/news/2716

02.05.2018Оренбургскую областную писательскую организацию возглавил Владимир Напольнов. http://m-s-p-s.ru/news/2715

01.05.2018Военные писатели в Доме Ростовых. http://m-s-p-s.ru/news/2714  

30.04.2018Своими впечатлениями о XV съезде Союза писателей России делится председатель Правления Волгоградской региональной организации Союза писателей России Александр ЦУКАНОВhttp://m-s-p-s.ru/news/2713

29.04.2018. Книга "Приключения барона Мюнхгаузена на Полюсе холода", написанная главным редактором «Общеписательской литературной газеты», поэтом, прозаиком и драматургом Владимиром Фёдоровым, успешно продаётся в Германии и других странах (через интернет-магазин Amazon).  http://m-s-p-s.ru/news/2712

28.04.2018. Новый издательский проект МСПС и Московской областной организации Союза писателей России – альманах «Казачка». http://m-s-p-s.ru/news/2711

27.04.2018Газета «Московский комсомолец» опубликовала рецензию на роман Ивана Переверзина «На ленских берегах». http://m-s-p-s.ru/news/2710

26.04.2018«Первые». Премьера фильма по пьесе главного редактора «Общеписательской литературной газеты» Владимира Фёдороваhttp://m-s-p-s.ru/news/2709

25.04.2018Вышел из печати очередной номер «Общеписательской литературной газеты» (№ 4, апрель 2018). Обзор номера и ссылка для скачивания. http://m-s-p-s.ru/news/2708

24.04.2018. Обзор литературного журнала «ВЕРТИКАЛЬ. ХХI ВЕК» (журнал нижегородских писателей) № 52, 2017 год http://m-s-p-s.ru/news/2707 

23.04.2018. Русский мiръ в Риме. О выставке в Италии выпускников Академии Ильи Глазуноваhttp://m-s-p-s.ru/news/2706  

23.04.2018. Крепость талантов «Сухумской крепости». В МСПС прошла презентация сборника стихотворений поэтов Абхазии «Сухумская крепость» на русском языке, изданного в рамках литературного проекта МСПС «Поэты в переводах». http://m-s-p-s.ru/news/2705

22.04.2018. Два с лишним года продолжается разнузданная травля пятнадцати старейших и самых авторитетных писателей Оренбуржья. Что же ставят им в вину, чем они так насолили нынешнему руководству Союза писателей России? Об этом рассказывает оренбургский поэт Виталий Молчанов. http://m-s-p-s.ru/news/2704

21.04.2018. Депутат Госдумы и известный писатель Сергей Шаргунов выступил на всеармейском съезде писателей  http://m-s-p-s.ru/news/2703

20.04.2018. Библиотека имени Н.А. Некрасова открыла новый сайт своих оцифрованных фондов http://m-s-p-s.ru/news/2702

19.04.2018. Электронное издательство Bookscriptor учредило литературную премию http://m-s-p-s.ru/news/2701

18.04.2018. Историк Алексей Толочко: «История любит мерзавцев» (почему попытки пропустить украинскую историю через националистический фильтр во многом объясняет случившуюся в стране трагедию) http://m-s-p-s.ru/news/2700

17.04.2018. Писатель-орденоносец из Челябинской области Александр Ушков о событиях вокруг XV съезда Союза писателей России http://m-s-p-s.ru/news/2699

16.04.2016. Памяти поэта Бориса Олейника: НАЧАЛО ВЕЧНОСТИ. Окончание статьи http://m-s-p-s.ru/news/2698

16.04.2016. Памяти поэта Бориса Олейника: НАЧАЛО ВЕЧНОСТИ. Начало статьи http://m-s-p-s.ru/news/2697

15.04.2018. Исполком МСПС поздравляет Андрея Дмитриевича Дементьева с вручением ему литературной премии Минобороны России! http://m-s-p-s.ru/news/2696

14.04.2018. Стартовал Всероссийский конкурс "Самый читающий регион" – 2018 http://m-s-p-s.ru/news/2695

13.04.2018. Международный литературный форум «Славянская лира-2018» (Беларусь-Россия-Украина) приглашает http://m-s-p-s.ru/news/2694  

12.04.2018. Памятник писателю Ивану Тургеневу установят в Москве в Хамовниках http://m-s-p-s.ru/news/2692

11.04.2018. В рамках издательской программы МСПС (проект МСПС «Поэты в переводах») в издательстве «У Никитинских ворот» издан сборник абхазских поэтов «Сухумская крепость» http://m-s-p-s.ru/news/2691

11.04.2018. В издательстве «АСТ» вышел сборник малой прозы 1-го заместителя председателя Союза писателей России, депутата Госдумы России Сергея Шаргунова «Свои». Среди героев — как знаменитые предки автора Русановы, так и совершенно посторонние люди. «Потому что все — свои. Потому что всех жалко». О памяти, «головоломке и наставнице», судьбе, ее превратностях и чудесах человеческой стойкости – беседа с писателем http://m-s-p-s.ru/news/2690

10.04.2018. Исполком Международного сообщества писательских союзов поздравляет легенду отечественной журналистики Мэлора Стуруа с 90-летием, желает ему многая благая лета и публикует его новую статью о необычных встречах в Лондоне с Анной Ахматовой и Мариэттой Шагинян http://m-s-p-s.ru/news/2689

10.04.2018. Новости премиального процесса: «Объявлен короткий список соискателей премии «Национальный бестселлер» - 2018» и «Опубликован короткий список номинантов литературной премии Норы Галь 2018 года» http://m-s-p-s.ru/site/41

09.04.2018. Илья Резник вызвал на поэтическую дуэль Андрея Дементьева http://m-s-p-s.ru/news/2688

07.04.2018. Законопроект о замене 50-летнего срока охраны авторских прав произведений, срок которых не истек к 1 января 1993 года, на 25-летний срок действия авторского права внесен в Госдуму депутатом Олегом Смолиным (КПРФ) http://m-s-p-s.ru/news/2687

06.04.2018. Что происходит с Домом Ростовых (усадьбой Соллогуба) - памятником культуры федерального значения? Ремонтируется ли он? Каковы перспективы усадьбы, в которой располагается Международное сообщество писательских союзов? Об этом - в трёхминутном репортаже программы "Вести" на главном телеканале страны "Россия-1"   http://m-s-p-s.ru/news/2686

04.04.2018. Награды победителям – издание книг в издательской программе МСПС!  Литературный конкурс имени Сергея Михалкова ждёт ваши книги http://m-s-p-s.ru/news/2685

03.04.2018. В рамках издательской программы Международного сообщества писательских союзов вышло собрание сочинений известного мастера слова Ивана Савельева http://m-s-p-s.ru/news/2684

02.04.2018. Не могу молчать! Член Союза писателей СССР (ныне России) с 1977 года Елена Иванова (г. Ставрополь) делится своими впечатлениями о XV съезде СПР http://m-s-p-s.ru/news/2683

29.03.2018. Без надежды на обновление. Член Союза писателей России из Оренбурга Александр Филиппов делится размышлениями об итогах XV съезда СПР http://m-s-p-s.ru/news/2682

29.03.2018. Известный писатель и депутат Госдумы Сергей Шаргунов встал на защиту украинцев, спасающихся в России от преследования украинских силовиковhttp://m-s-p-s.ru/news/2681

29.03.2018. Мнение председателя Нижегородской областной организации Союза писателей России Валерия Сдобнякова о XV съезде СПР  http://m-s-p-s.ru/news/2680

28.03.2018. Поэт Диана Кан высказывает своё мнение о XV съезде Союза писателей России http://m-s-p-s.ru/news/2679

27.03.2018. Станислав Куняев отвечает Николаю Иванову на его заметку о съезде от 22.03.2018  http://m-s-p-s.ru/news/2678

20.03.2018 - 26.03.2018. Станислав Куняев о съезде так называемых "победителей" - XV съезде Союза писателей России:

часть 1 http://m-s-p-s.ru/news/2669 ;

части 2, 3 и 4   http://m-s-p-s.ru/news/2673 ;

часть 5  http://m-s-p-s.ru/news/2674 ;

часть 6   http://m-s-p-s.ru/news/2675;

окончание http://m-s-p-s.ru/news/2676 .

20.03.2018. Роман Ивана Переверзина «На ленских берегах» увидел свет во всемирной серии «100 лучших романов» в издательстве «Вече»  http://m-s-p-s.ru/news/2668

   
Адрес: Москва, ул. Поварская, 52
Тел.:+7 (495) 691-64-03
E-mail: povarskaja-52@mail.ru
создание сайтов
IT-ГРУППА “ПЕРЕДОВИК-Альянс”